Алексей Смирнов

Алексей Смирнов

Родился 05 февраля 1946 г.

 

Когда-то я представил себе, что часы могут быть фруктовыми, вот такими:

На стене висят часы,

Щёлкают минуты,

Вместо чисел у часов

Ягоды и фрукты.

Груша, слива, виноград,

Яблоко отличное.

– Сколько времени сейчас?

– Пять минут клубничного.

Капает прозрачный сок

Персика тяжёлого.

– А теперь который час?

– Двадцать пять вишнёвого.

Стрелки-ветки шелестят,

Словно ждут чего-то  .

Хорошо идут часы,

Точная работа.

Часам, чтобы они не останавливались, нужна подзаводка. А волшебным часам требуется подзаводка волшебная. К ним полагается ключик. Для поэта, писателя таким ключиком служит его воображение – желание и умение увидеть то, что не видно другим, и так это невидимое изобразить в слове, что все только удивятся: «Надо же! Как просто и как хорошо». Но прежде автор должен удивиться сам. Однажды я присмотрелся к слову простокваша и был поражён тем, сколько других слов скрыто в нём (рост, кот, ток, каша, простак…), и написал об этом книжку. А поэт Яков Аким принёс её в «Мурзилку», и с тех пор именно здесь мне выпадало счастье доставать заветный ключик, чтобы Фруктовые часы не стояли на месте. Под их неслышное тиканье Мурзилка и мы совершали прогулки со словами, поднимались в горы Тянь-Шаня, искали охтенку в неугомонном Петербурге. Вместе со Спасителем странствовали по Святой земле. Сверяли время на наших часах с тем временем, в котором Владимир Иванович Даль собирал свой Словарь. Мы поворачивали ключик, и старинный трамвай «Аннушка» вёз ребят по Зелёной подкове Москвы – Бульварному кольцу, а никому не ведомая Агапка садилась за письмо, и оно увлекало нас вслед за собой по дорогам Смоленского края… Прогулки со словами открывали перед нами просторы русской речи. Они бескрайни. Потому и мы с вами продолжаем наше путешествие дальше.

Алексей СМИРНОВ

Алексей СМИРНОВ поздравляет читателей «Мурзилки» с Новым 2016 годом и читает своё произведение «Чайки на льдинках»

( «Мурзилка» № 2, 2011 год)

 

На сайте опубликованы стихотворение Алексея Смирнова «Кто был на войне».

Аэродром

Аэродром! Аэродром!

Как будто гром гремит кругом.

Просторный гром,

и гордый гром,

а в этом громе ветер,

огромный, как аэродром.

Простор ему не вреден.

 

Аэродром! Аэродром!

Нельзя и думать о другом,

как лишь о том,

что эти

огни, постройки, полоса

уводят землю в небеса,

и потрясает полюса

аэродромный ветер!

 

Когда всё замерло кругом,

погружено в объятья дрём,

а хочется движенья,

езжайте на аэродром,


на нём

всегда бунтует гром,

громадный, как сраженье!

 

Рычат стальные тягачи,

горячие, как из печи,

ещё одно усилье —

и самолёт поднимет груз,

и шею вытянет, как гусь,

и затрепещут крылья.

 

По-шёл! Разбег, разбег, разбег…

Внизу остался человек,

тягач, постройки. До свида…

Как плуг, по целине идёт,

взрывая небо, самолёт,

и тянется за ним туда

распаханная борозда.

 

Прощай, земля! Прощай, мой дом!

Аэродром. Аэродром.


(Стихотворение Алексея Смирнова «Аэродром» из 2 номера журнала «Мурзилка» 2001 года.)

Стихотворение Алексея Смирнова «Аэродром», рис. ШелмановаАэродром, Шелманов

У кого нос не дорос?

Пьеса для школьного театра

 

Участвуют: Сидень, Подпевала, Вертун, первоклассник Филимон.

 

Огороды. Кусты под горой. Перед кустами на кочке сидит Сидень. К нему подходят Вертун с Подпевалой.

ВЕРТУН. Здорово, Сидень! Всё ворон считаешь, как при царе Горохе? Айда с нами на огороды картошку копать!

ПОДПЕВАЛА. (Сидню). И охота тебе баклуши бить? Давай — одна нога здесь, другая там!

СИДЕНЬ. Не каплет… Куда коней гнать? Кому нравится — скатертью дорожка, а я не буду с вами киселя хлебать ни за какие коврижки.

ВЕРТУН. Чего там хлебать? Вон они — грядки… Ну и сиди сложа руки.

ПОДПЕВАЛА. Палец о палец не ударь! Ума не приложу. Ему от чистого сердца предлагают, а он отбрыкивается руками и ногами, руками и ногами… Я просто диву даюсь. Так можно и на бобах остаться… Ну и тяни кота за хвост. Вместо того, чтобы сразу взять быка за рога, да и дело с концом.

СИДЕНЬ. Мало каши ел.

ПОДПЕВАЛА. Это в чей огород камешек? В мой или в свой? Если в мой, то я вне себя. На чей счёт ты тут прохаживаешься, Сидень? Ну-ка, Вертунчик, покажи ему,  где раки зимуют. Или мы с тобой не два сапога пара?

ВЕРТУН. Подпевала, не пыли.

ПОДПЕВАЛА. (оборачиваясь кругом). Кто тут пыль в глаза пускает?..

ВЕРТУН. Сидень, у тебя же семь пядей во лбу.

ПОДПЕВАЛА. Пядей — тьма-тьмущая!..

ВЕРТУН. Тебе бы идти в гору семимильными шагами.

ПОДПЕВАЛА. А его туда калачом не заманишь. И так и сяк… Об него — как об стенку горох! Хочешь, мы возьмём тебя на буксир?

СИДЕНЬ. Нос не дорос.

ПОДПЕВАЛА. Ну это, уж извините, ни в какие ворота не лезет… Вертунчик, такую пилюлю я, например, глотать не намерен. У кого нос не дорос?! Что он имеет ввиду?

ВЕРТУН. Спроси Филимона.

ПОДПЕВАЛА. Филя! Вылезай из кустов. Ты всё слышал?

Из кустов вылезает первоклассник Филимон.

ФИЛЯ. Слышать-то слышал, да не видел: ветки мешали.

ВЕРТУН. Подпевала не понял, у кого нос не дорос. И вообще объясни ребятам, о чём мы здесь говорили.

ФИЛЯ. Вы поздоровались.

ВЕРТУН. Точно. А потом?

ФИЛЯ. А потом ты спросил, считает ли Сидень ворон.

ВЕРТУН. Каких ворон?

ФИЛЯ. Я не видел. Мне кусты загораживали.

ВЕРТУН. А он что?

ФИЛЯ. А он — дурень — отказался от киселя с коврижкой.

ВЕРТУН. Зря?

ФИЛЯ. Зря! Я бы на его месте съел. Кисель небось клюквенный, коврижка — медовая. Пальчики оближешь… А так остался на бобах, и вся песня.

ВЕРТУН. На каких бобах?

ФИЛЯ. Не знаю. Я же не видел. Наверное, вы сыпанули под него бобов, вот он на них и остался. И с быком не захотел связываться. Я бы тоже. Бык-то рогатый. Страшно.

ВЕРТУН. Слышь, Сидень? Ты киселя не хлебал, коврижки не ел. (Филимону.) Значит, у него на еду одни бобы были? А Подпевала тоже остался не солоно хлебавши?

ФИЛЯ. Нет, Подпевала ел кашу. Но мало. Ему не хватило, чтобы с быком справиться. И Сидень стал в его огород камешками кидаться.

ВЕРТУН. А я?

ФИЛЯ. А ты забежал на гору, достал калач и ну Сидня калачом наверх заманивать. Но раз уж Сидень от коврижки отказался, то что ему — калач?

ПОДПЕВАЛА. Не в калаче дело. Сидень испугался в гору лезть. Уж куда? Ему бы с кочки не свалиться…

ФИЛЯ. Но ты же предложил. Чтобы он с кочки пересел на буксир, а буксир затащил бы его на гору. Только я не пойму, как речной буксир может забраться по сухой горе?

ВЕРТУН. А Сидень понял?

ФИЛЯ. А Сидень — понял. Что никак. Это же корабль. У него и нос до вершины не дорос.

ВЕРТУН. Так значит, нос не дорос у буксира? Или у Подпевалы?

ФИЛЯ. По-моему, у буксира.

ВЕРТУН. Ребята, а вы как думаете: у кого нос не дорос?

Домашнее задание


– найди в тексте идиомы;

– объясни их значение;

– реши, у кого же нос не дорос: у буксира или у Подпевалы?

( «Грамота первоклассника Филимона» из 9 номера журнала «Мурзилка» 2006 года.)

Алексей Смирнов «Грамота первокласника Филимона»Алексей Смирнов «Грамота первоклассника Филимона»

Алексей Смирнов «Грамота первоклассника Филимона»

Комментарии

Полная глупость!: (Мне не понравилось.
Дата добавления: 23.01.2011 17:47:05 Автор: ачаровушкаответить
Имя

E-mail

Комментарий


Контрольные цифры *
Введите число, которое указано выше.

а мне понравилось. Если не знать значения всех этих выражений, то и правда подумаешь обо всём так. как Филимонов)
Дата добавления: 24.01.2011 15:22:00 Автор: ответить
Имя

E-mail

Комментарий


Контрольные цифры *
Введите число, которое указано выше.

Сейчас на сайте 39 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх