Астрид Линдгрен

Астрид Линдгрен

Годы жизни: 14 ноября 1907 — 28 января 2002.

Я тоже умею кататься на велосипеде, Дракончик с красными глазами.

Документальный фильм об Астрид Линдгрен, снятый телеканалом «Культура». В фильм входит интервью с главным редактором журнала Татьяной Андросенко

 

Кто она — Астрид Линдгрен?

На этот вопрос ответить и легко и трудно. Все знают, что Астрид Линдгрен — одна из самых знаменитых детских писательниц современности, что она подарила детям всего мира озорных Пиппи Длинныйчулок и Эмиля из Лённеберги, Малыша и Карлсона, хитроумного суперсыщика Калле Блумквиста и задорную Малышку Чёрвен… И ещё много-много других чудесных героев.

Астрид Линдгрен — удивительный, необычный человек; добрый, отзывчивый друг, нежная мать двоих детей, бабушка семерых внуков и прабабушкаИллюстрация к сказке Астрид Линдгрендевяти

правнуков… А пишет она, по её собственным словам, сказанным довольно давно, «для семерых внуков и всех детей мира». А теперь и для девяти правнуков. Одной из первых в мире получила Линдгрен престижную Золотую медаль Ханса Кристиана Андерсена (1958), которой награждаются лучшие детские писатели

и художники. Польские дети присудили ей Орден Улыбки, а русские — медаль журнала «Искорка». В 1996 году Линдгрен воздвигли в Стокгольме два бронзовых бюста: один — в парке Тегнера, другой — в парке Юргорден. где существуют и волшебный дом «Июньская Горка» – своеобразный Линдгренленд, населённый героями её книг — летающими, сражающимися,

озорничающими…

А в небе, которое так чудесно описывает Астрид, летает звезда, наречённая

её именем.

Так кто же такая Астрид Линдгрен, теперь уже «Звёздная Астрид», и почему её

произведения пользуются таким огромным успехом? Почему они переведены почти на 50 языков? И почему так высоко оценили её личность и творчество современники?

Астрид — талантливейшая писательница, обладающая удивительным

и неподражаемым чувством юмора. Её шутки, её броские, зачастую придуманные ею словечки и выражения вошли в лексикон детей, и ониИллюстрация к сказке Астред Лингрен «Малыш и Карсон»непрестанно их цитируют.

Астрид пишет о том, что дорого детям:

о свободе,

о независимости,

о неназойливой

родительской любви,

об уважении к детям -

маленьким людям.

Линдгрен рисует игры и приключения детей, которые часто носят увлекательный, детективный характер. Дети, играя, часто воображают себя героями, наделяют себя чертами характера, им не присущими. Такова Пиппи Длинныйчулок, играющая в могущественную богатую девочку, Таков Буссе, воображающий себя отважным принцем Мио, таковы многие герои повестей и сказок.

А всех их придумала и вызвала к жизни Астрид Линдгрен — «лучшая в мире Астрид», как называют её современники.

Людмила БРАУДЕ

 

 

Много-много лет назад Астрид Линдгрен получила письмо от маленького мальчика — Ярла Хаммарберга. Он писал, что издаёт домашнюю газету «Карнавальный дракон», и просил любимую писательницу сочинить для него сказку про дракона. Несмотря на занятость, Астрид Линдгрен нашла время ответить юному редактору и вскоре получила свежий номер газеты со своей сказкой: «Дракончик с красными глазами». На этом переписка оборвалась. Но спустя десять лет Астрид Линдзрен вновь встретилась с Ярлом Хаммарбергом и узнала, что он не оставил своего детского увлечения, продолжал писать. Он сочинял стихи. Астрид Линдгрен радовалась успехам своего юного друза, но признавалась, что для неё он «навсегда останется редактором „Карнавального дракона“.

Непросто сделать в жизни первый шаг, и как важно, чтобы рядом оказался добрый и всё понимающий старший товарищ! Прочитайте сказку, сочинённую когда-то Астрид Линдгрен для мальчика, который стал известным поэтом.


Дракончик с красными глазами

Иллюстрация к сказке Астрид Линдгрен «Дракончик с красными глазами»Я до сих пор вспоминаю нашего дракончика. Никогда не забуду то апрельское утро, когда увидел его впервые. Мы с братом пришли в свинарник посмотреть на поросят, родившихся ночью. Десять крошечных малышей копошились на соломе подле свиньи, а в углу сам по себе один-одинёшенек стоял новорождённый зелёный дракончик.

— А это ещё кто такой? — пробор­мотал брат, едва выговаривая слова от удивления.

— Похоже, дракончик. — предполо­жил я. — Выходит, свинья принесла десять поросят и одного дракончика.

Так и было. Как уж это получилось, мы никогда не узнали. Я думаю, свинья и сама удивлялась. Не скажу, чтобы она в дракончике души не чая­ла, но со временем привыкла к нео­бычному сынку. Одного она не могла стерпеть – дракончик, как проголода­ется, принимался её покусывать. Сви­нью это очень злило, в конце концов она вообще отказалась его кормить, так что нам с братом приходилось каждый день таскать малышу еду: свечные огарки, обрывки верёвок, пробки и тому подобное драконье лакомство. Если бы не мы, дракончик бы наверняка умер с голоду. Едва мы распахивали дверь в свинарник, как поросята начинали визжать, требуя пищи, только дракончик молчал, сто­ял себе спокойно в углу и не сводил с нас своих красных глазок. Я не по­мню, чтобы он хоть раз подал голос, но, наевшись досыта, обычно громко рыгал и начинал с особым прищёлком молотить хвостом из стороны в сторону. Случись кому из поросят посягнуть на его порцию, дракончик приходил в ярость и набрасывался на нахала. Ох, и злющий же он был!

Но мы всё равно его любили и частенько гладили по спине, кажется, это ему нравилось. Глазки дракончика разгорались словно угольки, он весь замирал, млея от удовольствия.

Однажды дракончик свалился в корыто, где были налиты помои для свиньи. Уж не припомню, как он там оказался, но никогда не забуду с каким невозмутимым видом он барахтался, исполненный чувства собственного достоинства и гордый тем, что умеет плавать. Брат выудил его шестом и поставил на солому, чтобы обтереть. Дракончик отряхнулся, а затем, скосив на нас свои красные глазки, тихонько засмеялся, как бы про себя.

А иногда он ни с того ни с сего по несколько дней ходил мрачнее тучи. Притворялся, что никого не слышит, не откликался на зов, стоял в углу, по­жёвывая солому. Не разберёшь, что на него нахо­дило. Ну и злились же мы с братом в такие дни! Даже зарекались впредь не кормить его.

— Послушай-ка ты. упрямец. — попытался однажды брат припугнуть его. — Ты от меня боль­ше ни огарка не получишь!

И можете себе представить — дракончик вдруг расплакался. Ясные крупные слёзы покатились из его глаз. Нам сразу стало его так жаль!

— Не плачь, — бросился я успокаивать малыша. — Мы пошутили. Да мы тебе натаскаем сколько хочешь огарков — прямо с рождественской ёлки.

Тогда дракончик успокоился, завилял хвостом и снова тихонько засмеялся. Каждый год 2 октября я вспоминаю дракончика, жившего у нас в детстве. Ведь он исчез как раз 2 октября.

В тот далёкий вечер был необыкновенный закат. Всё небо было расцвечено удивительными красками, а на лугах лежал лёгкий туман. В такие вечера сердце вдруг начинает щемить от непонятных томлений.

Свинью с поросятами и дракончиком выпустили в загон, чтобы они немножко размялись. Нам с братом поручили приглядывать за ними. Мы озябли: промозглая сырость и холодный вечерний ветер пробирали нас до костей. Мы прыгали на месте, пытаясь согреться, и я мечтал, что вот уже скоро уютно устроюсь с книгой в тёплой постели и почитаю перед сном. И тут ко мне подошёл дракончик. Он прикоснулся холодной лапкой к моей щеке, его красные глазки были полны слёз. А потом — о чудо! — он взлетел. Мы и не подозревали, что он умел летать. Дракончик поднялся в воздух и полетел навстречу закату. Мы ещё долго видели его — маленькую тёмную точку на фоне огненно-красного солнца. Вдруг мы услышали, что он поёт. Дракончик летел и пел, голосок у него был чистый, но не сильный. Думаю, он пел от счастья. В тот вечер мне расхотелось читать на ночь. Я лежал, накрывшись с головой одеялом, и плакал, вспоминая нашего маленького дракончика с красными глазами.

Перевела со шведского Ольга МЯЭОТС Рис. В. БУХАРЕВА


Я тоже умею кататься на велосипеде

Иллюстрация Е. Викторовой к рассказу А. Линдгрен «Я умею кататься на велосипеде»– Я тоже умею кататься на велоси­педе! – кричала Лотта.  – Да, да, не хуже вашего!

Лотта сидела верхом на столбике за­бора, который отделял её жёлтенький домик от улицы Брокмакаргатан. Она сидела и смотрела, как Йонас и Мия Мария – а это были брат и сестра Лотты — мчались на велосипедах с горки. Они мчались так, что слышно было только, как шумит ветер. Представляе­те себе, как злилась Лотта! Ей скоро должно было исполниться пять лет, и на самом деле она ещё не умела катать­ся на велосипеде. Даже понарошку.

– Ты для этого пока слишком ма­ленькая,  сказал Йонас вечером, ког­да они сидели на кухне и ужинали.

– И у тебя нет настоящего велоси­педа, – сказала Мия Мария, – только старый трёхколёсный.

– Да, старый трёхколёсный велоси­пед – этого мало, – сказала Лотта, ло­жась спать. Сказала она это Бамсену. Он всегда находился у неё под рукой. Бамсен был вовсе не медвежонок, как вы могли подумать. Это был обыкновен­ный поросёнок. Мама сама его сшила для Лотты. Лотта звала его Бамсеном и всегда обо всём ему рассказывала.

Как раз через два дня у Лотты был день рождения. Ей исполнилось пять лет. Мама, папа, Йонас и Мия Мария утром пришли к ней в комнату с пиро­гом, в который были воткнуты пять све­чей, и надарили Лотте разных подар­ков. Но велосипеда среди подарков не было.

– Ты обойдёшься пока трёхколёс­ным, – сказал папа.

Лотта забыла, как она радовалась, когда ей подарили трёхколёсный вело­сипед в день рождения два года тому назад. Теперь она хотела настоящий ве­лосипед.

– Я знаю, где есть велосипед, – сказала Лотта. Она вспомнила, что в чулане у тётушки Берг висел старый велосипед.

– Его-то я и возьму, – сказала Лотта Бамсену. – И ты должен пойти со мной. – Лотта вовсе не хотела одна выходить на улицу и брать чужой вело­сипед.

– Но мы должны дождаться, когда тётушка Берг ляжет вздремнуть после обеда – тогда она ничего не заме­тит, – добавила Лотта.

Подумать только, какая она была хитрая!

Лотта дошла до домика тётушки Берг, чтобы посмотреть, не спит ли она. Тётушка Берг не спала. Она сидела на диванчике, вязала и совсем не выгляде­ла сонной. Скотти, злая собачонка тё­тушки Берг, бросилась к дверям и зала­яла, когда Лотта вошла, но Лотта к это­му привыкла и ничуточки не испугалась.

– А ты всё только лаешь, – сказа­ла она. – Хотя у меня сегодня день рождения. И вообще…

Потом она обернулась к тётушке Берг.

– Отгадай, у кого сегодня день рож­дения?

Иллюстрация Е. Викторовой к рассказу А. Линдгрен «Я умею кататься на велосипеде»– У тебя, я знаю, – сказала тётуш­ка Берг. Она подошла к комоду и до­стала небольшой пакет. – Поздравляю тебя, малышка.

Лотта тут же разорвала пакетик. Там оказалась коробочка, а в коробочке – маленький детский браслет с красными, синими и зелёными стеклышками.

– Ты самая, самая добрая! – вос­кликнула Лотта.

И Лотта сразу же надела браслет на руку и стала смотреть, как стеклышки играют на свету.

И вдруг Лотта вспомнила, зачем она сюда пришла. Она поцеловала тётушку Берг в щёку и сказала:

– Если бы я была на твоём месте, то я поспала бы сейчас после обеда.

– Пожалуй, ты права, малышка, – сказала тётушка Берг.

И Лотта вышла с браслетом на руке и Бамсеном в руках и направилась к чулану.

Лотта была маленькая, а велосипед большой, громоздкий. Он четыре раза переворачивался и падал, прежде чем Лотте удалось вытащить его из чулана. «Это в самом деле глупый и злой вело­сипед», – думала Лотта, а велосипед царапал ей ноги, ставил синяки где только можно и катился, катился вниз по лестнице без удержу. «Ну подожди же!» — сердилась Лотта.

Наконец она вышла на улицу. Лотта положила Бамсена на багажник.

– Держись крепче, – сказала она ему. – Я сейчас помчусь вниз с горки так, как мчатся Йонас и Мия Мария.

И Лотта, тяжело дыша, потащила ве­лосипед вверх по улице Брокмакаргатан. Она знала, что, когда хочешь съехать вниз, сначала надо взобраться наверх.

Теперь оставалось влезть на велоси­пед. Тут Лотте повезло – кто-то оста­вил ящик у тротуара, и Лотта влезла сначала на ящик, а потом на сиденье велосипеда.

– Ну теперь, Бамсен, ты услышишь, как шумит ветер, – сказала Лотта.

И они покатились! Они неслись бы­стрее, чем Йонас и Мия Мария, – ни­чего подобного не приходилось видеть на улице Брокмакаргатан. Лотта, вело­сипед и Бамсен неслись так, что только свист стоял в их ушах. Да, Бамсен дей­ствительно мог услышать, как шумит ветер.

– Тормози, тормози! — кричала Лот­та. – Тормози!

Но велосипед сам не умел тормозить. И Лотта не умела тоже.

– Помогите! – закричала она. Помогите!

Но велосипед мчался и мчался с горки, пока не ударился прямо в забор у дома тётушки Берг. Бедняжка Лотта; перелетела через забор, и упала вниз головой в один из кустов с розами в саду у тётушки Берг.

Лотта подняла такой визг, что тётуш­ка Берг подпрыгнула от страха у себя на диване, вскочила и высунула голову из окна.

– Боже мой! – воскликнула она. – Что ты тут делаешь, малышка?

– Катаюсь на велосипеде, — крикнула Лотта. – Да ещё в свой день рождения, – добавила она. Она считала, что это ужасно – стоять вверх ногами в розовом кусте в свой день рождения.

– Бедняжка, сказала тётушка Берг, – где у тебя болит больше всего?

Лотта замолчала и стала думать, где у неё больше всего болит.

– Везде, – сказала она горько.

И она кричала и кричала, потому что у неё была шишка на лбу, и потому, что у неё текла кровь, и ещё немножко по тому, что она утащила чужой велосипед. Она стала думать, что теперь скажет тётушка Берг. Но тётушка Берг ничего не сказала, а только привела Лотту на кухню, промыла ранку и прилепила на это место пластырь. Потом она поставила велосипед в чулан. И Лотта заметила, что она смотрела строго.

– Я взяла его только на немножко, – сказала Лотта. – Только пока ты спала. Ты можешь меня простить за это?

– Да, но такой большой велосипед для тебя очень опасен. Тебе нужен велосипед поменьше.

– Трёхколёсный, – оказала Лотта огорчённо. – Папа тоже так считает.

– Нет, настоящий велосипед, только маленький, – сказала тётушка Берг.

– Тогда ты сама скажи об этом папе, – попросила Лотта.

И вдруг она снова принялась плакать.

– Мой браслет, – кричала она, – мой браслет потерялся!

Мы должны поискать его, — сказала тётушка Берг.

И они стали искать. Они искали и ис­кали, тётушка Берг и Лотта, искали всюду – в чулане и на улице. Но бра­слета нигде не было.

Тогда Лотта пошла домой.

– Видишь, какой у меня плохой день рождения, – сказала она Бамсену, ко­торого взяла с собой. И они снова сиде­ли на заборе и смотрели, как Йонас и Мия Мария по дороге из школы ката­лись с горки на велосипеде.

– Подумаешь, мы тоже так дела­ли, – сказала Лотта Бамсену. И пе­чально покачала головой.

И тут Лотта увидела папу, который шёл по улице. Лотта спрыгнула с забо­ра. Папа вёз по улице велосипед. Маленький двухколёсный велосипед. Как раз для Лотты.

– Я ничего не понимаю, – сказала Лотта Бамсену, и вдруг издала та­кой крик восторга, что мама выглянула из кухни. Но и мама ничего не могла, понять. Она так и сказала:

– Я ничего не понимаю. Мы же ре­шили, что Лотта получит велосипед только на будущий год.

— Да, – ответил папа, – но это ста­рый, подержанный, дешёвый велосипед, на котором она может учиться кататься. Держи его, Лотта!

И хотя это был старый, подержанный, дешёвый велосипед, Лотта обрадова­лась ему больше, чем всем подаркам, которые получила сегодня.

И Йонас сказал:

– Совсем неплохая машина. Ну-ка садись, Лотта!

И Лотта села на велосипед. Йонас бежал сзади и поддерживал её, потому что никто ведь не верил, что Лотта уме­ет ездить самостоятельно. Но когда Йонас отпустил велосипед, Лотта про­должала ехать как ни в чём не бывало.

– Смотрите, малышка и в самом де­ле умеет ездить на велосипеде, – ска­зала мама.

– Ну конечно же, я умею ездить на велосипеде! – крикнула Лотта.

– Посмотри, тётушка Берг, – кри­чала она, проезжая мимо дома тетушки Берг, – посмотри, как я умею ез­дить!

И тётушка Берг смотрела из-за сво­его забора во все глаза и удивлялась. А потом подняла руку и крикнула:

– Посмотри, что висело на ветке ро­зового куста!

И в руке у неё был браслет Лотты.

Лотта остановилась и слезла с вело­сипеда, потому что невозможно одно­временно ехать на велосипеде и смот­реть на браслет.

Йонас и Мия Мария тоже подошли посмотреть на браслет. Мия Мария ска­зала, что она в жизни не видела брасле­та красивее.

И Лотта стала кататься вокруг жёл­того домика на улице Брокмакаргатан на своём стареньком, подержанном, де­шёвом велосипеде. На руке у неё кра­совался браслет, а на багажнике лежал Бамсен, Йонас и Мия Мария тоже езди­ли на велосипедах. Они ездили все втроём, и это было здорово.

А потом они все вместе пошли домой, и у них был настоящий праздничный ужин в честь дня рождения Лотты.

Комментарии

Вообще длинный!
Дата добавления: 11.05.2015 20:03:30 Автор: ответить
Имя

E-mail

Комментарий


Контрольные цифры *
Введите число, которое указано выше.

Сейчас на сайте 28 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх