Корней Чуковский

Корней Чуковский

Годы жизни: 31 марта 1882 — 28 октября 1969.

Под Москвой, в писательском городке Переделкине, жил в середине прошлого века знаменитый сказочник Корней Иванович Чуковский. В нынешнем году ему исполнилось бы сто двадцать пять лет. Немыслимо много! Но и прожил он совсем немало: восемьдесят семь.

Он был очень высок…

Его дочь вспоминала, как, когда она была маленькая и просила посадить её на шкаф, чтобы оттуда, как любят дети, смотреть на всё в комнате сверху, он легко подсаживал её и выходил из комнаты, а она вдруг пугалась, что так и останется жить на шкафу, и молила:

– Глубокоуважаемый папаша… сними меня, пожалуйста, со шкафа. Мне здесь не понравилось жить…

Он чудесно играл с детьми. Придёт навестить тяжело больную девочку Иришку, которую уже ничто не радовало, и начнёт показывать фокусы. Её мама вспоминала: «…Взял со стола стакан с водой и на вытянутой руке стал быстро вращать то в одну, то в другую сторону… Потом снял стакан с ладони и показал: вода не пролилась, ни капельки… Иришка развеселилась, даже привстала на подушке, и смеялась, и кричала:

– А вот и не пролил! А вот и не пролил!»

Дети его обожали. Ещё бы! Они знали наизусть все его сказки. Вспомните по первым строчкам, как называются сказки Чуковского. «Одеяло Убежало, Улетела простыня…» – ( «Мой…») – «Муха, Муха-Цокотуха, Позолоченное брюхо!…» ( «Муха-….») – «Ехали медведи На велосипеде…» ( «Тара…») – «Маленькие дети! Ни за что на свете…» ( «Бар…») – «Добрый доктор Айболит! Он под деревом сидит…» ( «Ай…») – «Скачет сито по полям, А корыто по лугам…» ( «Федорино….») – «Жил да был Крокодил. Он по улицам ходил…» ( «Кро…»). «Ах, как чудно вы помните мои сказки!» – сказал бы Корней Иванович.

Конечно, взрослые знали, что, кроме сказок, Чуковский написал множество увлекательных статей и книг почти обо всех известных писателях, которые жили в одно с ним время. Написал мудрую книгу «От двух до пяти» – о том, как говорят маленькие дети…

Каждый день, едва рассветало и в доме все ещё спали, он садился за свой письменный стол и писал. А когда вдосталь поработает, встречал и взрослых и детей, которые приходили к нему в гости.

Для детей у него в кабинете было немало занятных игрушек, и он тоже играл в них с удовольствием вместе с детьми. Игрушечный паровозик, который гудел и дымил и сам ходил и поворачивал, когда натыкался на ножки стола или стула. Пружинка-кружинка, которая сама спускалась по лестнице, со ступеньки на ступеньку. Игрушечный лев, который умел разговаривать. «Я добрый лев, – говорил он. – Я самый настоящий лев. Я люблю детей…» Корнею Ивановичу самому нравилось, что говорил лев, и больше всего его слова: «Я люблю детей».

Ох, как хорошо было детям в обществе Корнея Ивановича и Корнею Ивановичу в обществе детей. Чтобы доставить им радость, он выстроил на своём дачном участке Детскую библиотеку. И дети ходили в неё за книгами и любили там читать, играть, рисовать и даже делать уроки.

А два раза в год Корней Иванович устраивал на своём участке для всех детей Переделкина, окрестных посёлков и даже тех, кто приезжал из Москвы, весёлые костры: «Здравствуй, лето!» и «Лето, прощай!». Там перед детьми на маленькой эстраде выступали изумительные артисты – Рина Зелёная, Сергей Образцов, Аркадий Райкин – и лучшие детские писатели – Агния Барто, Лев Кассиль, Сергей Михалков, музыканты, акробаты, жонглёры, фокусники, дрессировщики зверей и птиц. И сам Корней Иванович, который приходил в удивительном головном уборе индейского вождя. А потом зажигали костёр и водили вокруг него хоровод…

Я знаю, что ещё живы люди, которые мальчиками и девочками бывали в Переделкине, помнят эти костры и самого волшебника – Корнея Ивановича Чуковского.

Владимир ГЛОЦЕР

По обезьяньему мосту!

 

Вы знаете, что добрый доктор Айболит приехал в Африку — лечить заболевших обезьян, но там он попал в плен к злому разбойнику Бармалею. Доктор был очень храбрый, никого не боялся и вскоре убежал из плена.

— Эй вы, верные мои слуги! — закричал Барма­лей.— Бегите в погоню за доктором. Поймайте его и приведите сюда!

Слуги стали искать доктора Айболита. А в это время доктор Айболит со всеми своими зверями пробирался к обезьянам.

Больные обезьяны издали увидели доктора и весело захлопали в ладоши.

Но вдруг из чащи леса выбежали слуги Барма­лея и помчались в погоню за доктором.

— Держи его! Держи-и! Держи-и! — кричали они. Доктор бежал что есть силы.  И вдруг перед ним — река.

Дальше бежать невозможно. Река широкая. Ее нельзя переплыть. Сейчас слуги Бармалея поймают его. Ах, если бы через реку был мост, доктор побежал бы по мосту и сразу очутился бы у обезьян!

– Бедные мы, бедные! — сказала свинка Хрю-Хрю. — Как же мы перейдём на ту сторону? Через минуту эти злодеи поймают нас и опять заберут в плен.

Тут одна из обезьян закричала:

– Мост! Мост! Делайте мост! Поскорее! Не теряйте ни одной минуты! Делайте мост! Мост!

Доктор посмотрел по сторонам. У обезьян нет ни железа, ни камня. Из чего они сделают мост?

Но обезьяны построили мост не из железа, не из камня, а из живых обезьян. На берегу реки росло дерево. За это дерево ухватилась одна обезьяна, а другая схватила ту обезьяну за хвост. Так все обезьяны протянулись, как длинная цепь, между двумя высокими берегами реки.

— Вот тебе мост, беги! — закричали они доктору.

Доктор побежал по обезьянам, по их головам, по их спинам. За доктором — все его звери.

Трудно было идти по живому обезьяньему мосту. Доктор боялся, что вот-вот поскользнется и упадет в воду. Но нет, обезьяны крепко держались за руки, и доктор добежал до другого берега со всеми своими зверями. Слуги Бармалея тоже побежали по обезьяньему мосту за доктором. Но на самой середине одна обезьяна разжала пальцы, мост рассыпался, и слуги Бармалея полетели вниз, прямо в реку…

— Ура! — закричали обезьяны. — Ура! Доктор Айболит спасен! Ура! Бармалей не поймал его. Ура!

(Глава «По обезьяньему мосту» из сказки Корнея Чуковского «Доктор Айболит», журнал «Мурзилка» №    12, 1954 год.)

Корней Чуковский «По обезьяньему мосту»Корней Чуковский «По обезьяньему мосту»

Слониха читает

 

У слона была жена

Матрёна Ивановна.

И задумала она

Книжку почитать.

 

Но читала, бормотала,

Лопотала, лопотала:

«Таталата, маталата», –

Ничего не разобрать!

Ёжики смеются

 

У канавки

Две козявки

Продают ежам булавки.

А ежи-то хохотать!

Всё не могут перестать:

 

«Эх вы, глупые козявки!

Нам не надобны булавки:

Мы булавками сами утыканы».


Поросёнок

 

Полосатые котята

Ползают, пищат.

Любит, любит наша Тата

Маленьких котят.

 

Но всего милее Татеньке

Не котёнок полосатенький

Не утёнок,

Не цыплёнок,

А курносый поросёнок.

 

Черепаха

 

До болота идти далеко,

До болота идти нелегко.

«Вот камень лежит у дороги,

Присядем и вытянем ноги».

 

И на камень лягушки кладут узелок:

«Хорошо бы у камня прилечь на часок!»

 

Вдруг на ноги камень вскочил

И за ноги их ухватил.

 

И они закричали от страха:

«Это – ЧЕ!

Это – РЕ!

Это – ПАХА!

 

Это – Чечере!

Папа!

Папаха!»

Курица

 

английская народная песенка

 

Курица-красавица

У меня жила.

Ах, какая умная

Курица была!

 

Шила мне кафтаны,

Шила сапоги,

Сладкие, румяные

Пекла мне пироги.

 

А когда управится,

Сядет у ворот –

Сказочку расскажет,

Песенку споёт.



(Стихи «Слониха читает», «Ёжики смеются», «Курица», «Черепаха» — №          2, 2007 год.)

Корней Чуковский «Слониха читает»Корней Чуковский «Курица»

Сейчас на сайте 30 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх