Отфрид Пройслер

Отфрид Пройслер

Годы жизни: 20 октября 1923 г. — 18 февраля 2013 г.

Все вы, ребята, знаете старинные сказки — про Царевну-лягушку, про Бабу Ягу и другие… Они называются народными. Но бывают и новые сказки. Их, как правило, придумывают писатели, живущие сегодня. На этих страницах «Мурзилки» начали печатать такую сказку. Написал её немецкий писатель Отфрид Пройслер, а мы с Натальей Бурловой перевели её на русский язык. В этой сказке рассказывается о маленьком добром привидении, она так и называется: «Доброе привидение». — Никаких привидений на свете нет! — скажет любой здравомыслящий читатель «Мурзилки». И будет, безусловно, прав. Но, как это ни странно, тот же самый читатель почему-то любит иной раз рассказывать в темноте страшные истории о привидениях, хотя сам при этом трепещет от страха. Сказка О. Пройслера написана для того, чтобы дети на всём белом свете со смехом расправились со своим страхом.

Юрий КОРИНЕЦ

Маленькое привидение

(фрагмент)

 

С незапамятных времён проживало в замке Ойленштайн одинокое Маленькое Привидение. Это было одно из тех безобидных маленьких привидений, которые появляются ночью и никому не делают вреда. Если их, конечно, не трогать. Днём оно спало на чердаке замка в тяжёлом дубовом сундуке, окованном железом. Сундук был надёжно спрятан за дымовой трубой. Никто не знал, что действительным владельцем сундука было Маленькое Привидение.

У подножия замка Ойленштайн лежал город Ойленберг. В полночь, когда часы на городской башне били двенадцать, Маленькое Привидение просыпалось. С последним ударом часов оно открывало глаза, потягивалось и зевало. Потом оно засовывало руку под пачку старых писем и юридических документов, служивших ему подушкой, и доставало из-под них связку ключей. Ключей было тринадцать. Маленькое Привидение всегда носило их с собой. Стоило ему качнуть ключами, как запертый сундук сам собой открывался.

Маленькое Привидение выбиралось наружу. Многие годы никто сюда не заходил, и поэтому уединённый чердак весь завешан был паутиной, а пыли скопилось невероятное количество: ею пропитана была вся паутина. Пыль толстым слоем лежала на полу. При малейшем движении в воздух поднимались целые тучи пыли.

— Ап-чхи!

Каждую ночь, вылезая из сундука, Маленькое Привидение ударялось лбом о паутину, в нос ему набивалась пыль, и оно чихало. Раза два встряхнувшись, оно окончательно просы­палось. Затем оно выплывало из-за трубы и отправлялось на всю ночь бродить по замку и его окрестностям. Как все привидения, оно было невесомым, К счастью, оно всегда носило при себе связку из тринадцати ключей, иначе малейшее дуновение ветерка унесло бы его невесть куда. Но ключи оно носило с со­бой не только поэтому. Стоило ему качнуть связкой ключей — и перед ним открывалась любая дверь или ворота. Запертые на замок, на засов или на задвижку, они всё равно открывались сами собой. То же случалось с сундуками, шкафами, комодами, чемоданами, с печными заслонками, ящиками столов, слухо­выми и подвальными оконцами, мышеловками и так далее. Одно покачивание ключей — всё открывается, второе покачивание — всё опять закрывается.

Маленькое Привидение очень гордилось своими ключами. «Без них, — думало оно ино­гда, — жизнь была бы намного труднее».

В плохую погоду Маленькое Привидение бродило по комнатам замка, где теперь музей. Там было собрано много старых картин и кольчуг, пушек и копий, сабель и пистолетов. Своими волшебными ключами Маленькое Привидение открывало и закрывало забрала рыцарских шлемов. Оно катало по полу пушечные ядра, производя приятное грохотание, а иногда разговаривало с дамами и господами, изображёнными на картинах в золочёных рамах. Картины висели в парадном зале музея.

Иногда оно останавливалось перед полным господином с рыжими усами, в кожаном камзоле с кружевным воротником. Это был не кто иной, как сам грозный шведский генерал Торстен Торстенсон. Триста двадцать пять лет тому назад генерал Торстенсон со своей армией встал осадой у замка Ойленштайн и маленького городка Ойленберга. Но, не простояв там и нескольких дней, он однажды утром неожиданно снял осаду и ушёл со всей своей армией домой.

—Как поживаете, генерал? — говорило маленькое Привидение, останавливаясь перед портретом. — Знаете, некоторые и сейчас ломают голову над решением вопроса о вашем загадочном и поспешном отступлении. Только подумайте, что сказали бы все эти учёные профессора, если бы узнали правду! Но не волнуйтесь, генерал! Я и слова не пpороню… Ну, может быть, расскажу об этом только своему другу филину Шуху. Он любит разные истории.

 

История Торстенсона


В хорошую погоду Маленькое Привидение сразу же отправлялось гулять. Как изумителен запах свежего воздуха! Как легко и свободно дышится под открытым небом! Маленькое Привидение больше всего любило лунные ночи. Как чудесно танцевать на зубчатой стене замка в серебристых лунных лучах! Они превратили Маленькое Привидение в сияющее снежное облачко. Маленькое Привидение переполнилось счастьем:

—Хи-хи-хи-хи! — шепчет оно. — Как прекрасен замок Ойленштайн при луне! Хи-хи-хи!

Иногда Маленькое Привидение играет с летучими мышами, которые вылетают в сумерки из своих норок и порхают вокруг башен замка. Иногда оно наблюдает, как снуют туда-сюда через подвальные оконца крысы и мыши. В иные ночи оно слушает кошачьи концерты или же ловит в ладошки зазевавшихся мотыльков.

Но больше всего любило оно навещать своего старого друга — филина Шуху.

Филин Шуху жил в дупле дуба, росшего на самом краю обрыва, над рекой позади замка. Филин тоже был ночным жителем, спал днём, просыпался в полночь. Он был старый и мудрый. Филин Шуху любил, чтобы к нему с относились с уважением. Даже Маленькое Привидение должно было обращаться к нему на «вы», несмотря на их давнюю дружбу. Maленькое Привидение садилось на ветку рядом с филином, и они чудесно проводили время рассказывая друг другу разные истории: длинные и короткие, старые и новые, печальные и весёлые – всё, что только приходило им в голову.

Однажды ночью, когда Маленькое Привидение появилось на ветвях дуба, филин сказал:

– Помнится, вы собирались рассказать мне историю о шведском генерале. Кажется, его звали Торстен Торстенсон? Что с ним случилось?

– Вот уж действительно смешная история! — отозвалось Маленькое Привидение.— Случилось это триста двадцать пять лет тому назад… нет, подождите, ровно триста двадцать пять лет исполнится в следующем месяце, двадцать седьмого июля. Однажды здесь появилась шведская армия, а впереди неё на коне этот самый Торстенсон. Кавалерия, пехота, артиллерия, тысячи солдат и офицеров. Они разбили свой лагерь вокруг города и замка. Потом они вырыли траншеи и построили укрепления. А потом, конечно, подтащили свои проклятые пушки и открыли огонь по замку и по городу…

– Да, это малоприятно, — заметил филин.

– Малоприятно? — сказало Маленькое Привидение. – Это было ужасно! Пушки грохотали весь день и половину ночи. Рад заметить, что я обычно хорошо сплю, и меня не так-то легко разбудить. Но, скажу вам, это было выше моих сил! Всё время раздавался треск ружейных выстрелов, гул и грохот пушечных ядер, ударяющихся о стены. Я терпеливо сносил этот адский шум три дня и три ночи. Но потом мне это надоело…

–А разве вы могли что-нибудь  сделать? — спросил филин Шуху.

– О да! Я крупно поговорило с этим Торстенсоном. В следующую ночь я появилось у него в палатке и сказало ему всё, что о нём думаю.

— Неужели его палатку не охраняли часовые?

— Часовые — да, конечно! Лейтенант и двадцать или двадцать пять солдат. Они выхватили сабли и копья и преградили мне дорогу. А лейтенант даже выстрелил в меня из пистолета. Но, как вы знаете, ни сабли, ни копья мне не страшны, а выстрелы для меня безвредны. Они просто проходят сквозь меня, как сквозь дым или туман. Никто не смог остановить меня, и я влетело прямо в палатку ге­нерала.

—А что было в палатке?

—Пришлось вложить генералу немного ума! «Если тебе дорога жизнь, — сказало я ему, размахивая руками и отвратительно шипя, — если тебе дорога твоя жизнь, немедленно снимай осаду! Уводи своих солдат и никогда больше здесь не показывайся!»

—А генерал?

—Он стоял, босиком, в ночной сорочке с кружевами, перепуганный до смерти и стучал зубами от страха. Потом он молитвенно сложил руки и стал просить о милосердии: «Пожалей меня! Я сделаю всё, что ты скажешь!» Я схватило его за сорочку и тряхнуло хорошенько. «Надеюсь, ты сделаешь всё, что я велю, — сказало я ему. — Завтра утром ты уберёшься отсюда! Не смей и думать явиться сюда да снова! Не смей и думать!»

—   Здорово, чёрт побери! А Торстенсон?

—Торстенсон выполнил всё, что я ему приказало. На следующее утро — двадцать седьмого июля — он ушёл со своей армией навсегда. Они удирали со всех ног — кавалерия, пехота, артиллерия — все во главе с генералом. Торстенсон скакал впереди всех со своим маршальским жезлом.

—А он и вправду никогда не возвращался? — спросил филин.

—Нет, больше он никогда не возвращался, — хихикнуло Маленькое Привидение.

 

Не говорите со мной о дневном свете

 

Маленькое Привидение кончило свой рассказ о шведском генерале Торстене Торстенсоне. Двое друзей немного помолчали. Они глядели вниз — на долину, на реку, блестевшую в лунном свете, на башни и остроконечные крыши Ойленберга, на его флюгеры, крутые лестницы и балконы. Они видели редкие уже огоньки и следили за тем, как они гаснут один за другим то здесь, то там. Сидя на ветке высокого дерева позади замка, oткуда открывался прекрасный вид на город, маленькое Привидение вздохнуло.

—Какая жалость, что я не могу посмотреть на город и на реку при дневном свете, — сказало оно. — Я вижу их только ночью.

Филин только презрительно ухнул.

—Не говорите мне о дневном свете, сказал он. — У меня начинают болеть глаза как только я слышу о нём. По моему мнению, лунный свет достаточно ярок. Ничего более яркого я не люблю.

— А всё-таки, — сказало Маленькое Привидение, — а всё-таки мне бы хотелось посмотреть на мир днём, хотя бы один разочек. И тогда бы я знало, какая разница между днём и ночью. Это, должно быть, так интересно…

— Ухх! — возмущённо сказал филин, – Вы — разумное Маленькое Привидение! Как  пришла вам в голову такая странная идея? Поверьте мне, мой друг, это ужасно! Однажды я вылетел днём, и одного этого раза было для меня совершенно достаточно!

Маленькое Привидение встрепенулось:

— Я не знало этого! Расскажите, господин Шуху! Пожалуйста, расскажите!

Филин нахохлился, потом он два раза встряхнулся. Видно, ему не очень-то хотелось рассказывать эту историю.

— Это произошло, когда я был молод, – начал он. — Тогда я время от времени совершал долгие прогулки вокруг замка Ойленштайн. Отчасти ради охоты, отчасти ради любопытства. Итак, однажды ночью я совершенно забыл о времени. И что, вы думаете, случилось? Внезапно я понял, что вот-вот наступит рассвет. Только подумайте! А до замка было ещё далеко. Смогу ли я попасть туда перед восходом солнца? Я работал крыльями изо всех сил, но солнце поднималось ещё быстрее. Оно догнало меня, когда оставалась ещё половина пути. Мне пришлось закрыть глаза, до такой степени яркие солнечные лучи ослепили меня. Знаете ли вы, каково лететь вслепую?

— Могу себе представить, — сказало Манное Привидение.

– Не дай бог! — ухнул филин. — Вы не можете этого представить, так как никогда не были в таком положении. Поверьте, это было страшно! Но самое худшее было впереди…

В этом месте филин сделал паузу, во-первых, чтобы прочистить горло, а во-вторых, чтобы усилить напряжение рассказа. Маленькое Привидение нетерпеливо подпрыгнуло на ветке.

– И что же было самое худшее?

– Вороны — они были самое худшее! — сказал филин Шуху. — Внезапно я услышал их карканье. Появилась огромная стая, штук тридцать или сорок. Они заметили меня и по­няли, что я слеп и беспомощен. Они подлетели и начали кружиться вокруг меня, каркая и выкрикивая мне прямо в уши самые отвратительные ругательства, которые я когда-либо  слышал. Но это было ещё не всё! Одна из ворон, пролетая мимо, ударила меня клювом. Я не мог защищаться. Другие это поняли, и тогда все налетели и начали меня клевать и терзать когтями. Это был страшный миг, мой дорогой друг, поистине страшный! До сих пор не могу понять, как я в конце концов добрался домой. Еле живой прилетел я на свой дуб.

У себя дома я был в безопасности. Но можете себе вообразить, в каком я был состоянии! Да, мой друг, мне было плохо, очень плохо!

Филин встряхнулся, будто хотел сбросить с себя ужасные воспоминания того несчастного утра.

— С тех пор я дал себе клятву всегда возвращаться домой перед рассветом. Во что бы то ни стало! Мы, ночные создания, не приспособлены для дневного света. Всё это относится и к вам, мой любезный друг, к вам в особенности…

 

(Сказка «Маленькое привидение» была напечатана в 3 номере журнала «Мурзилка» 1981 года.)

Чтобы увеличить страничку, щёлкни по ней.

Пройслер «Маленькое привидение»

Пройслер «Маленькое привидение»Пройслер «Маленькое привидение»

Пройслер «Маленькое привидение»Пройслер «Маленькое привидение»

Рис. Л. Токмакова

Сейчас на сайте 57 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх