Лев и хомяк

Павел ВЕРЕЩАГИН

 

Рисунок хомяка, собирающегося полакомиться львятинойКогда-то давным-давно правил в наших краях Лев. Соседи и подданные уважали и боялись грозного Льва. Со всех сторон стекалась в его дворец богатая дань.

И вот в один прекрасный день из дальней области прислали Льву необычную подать – маленького хомячка.

Удивился Лев, нахмурился:

– Это что ещё такое? Разве это еда? Кто это надо мной издевается?

А хомячок встал на задние лапки, плечи расправил и давай прохаживаться взад-вперёд. Ходит и лапками машет вверх-вниз, вверх-вниз.

– Что это ты делаешь? – удивился Лев.

– Лететь собираюсь.

– Лететь?

– Да. Бабушка говорила, что мы, хомячки, раньше были перёлетными. Как птицы. Осенью собирались в стаи, строились клином и летели на юг.

– Хомячки? На юг?

– Конечно. Зимой здесь холодно, а на юге тепло. И еды навалом.

– Так у вас же крыльев нет!

– Потому и нет, что больше не летаем, – пояснил хомячок. – У курицы, вон, тоже крыльев нет. А раньше такая птица была – высокого полёта! Мне филин один говорил: если крылья тренировать, они снова вырастут. Вот я и тренирую.

Хомячок согнул лапку в локте, покосился на неё и потрогал мускулы пальцем.

Увидел это Лев, не выдержал и расхохотался. Хохочет и хохочет. Успокоиться не может. Только утихнет немного, посмотрит на важного хомячка и давай опять.

Наконец Лев смахнул с глаз слёзы и говорит:

– Ты, брат, я вижу, шутник! Ладно, не буду я тебя сегодня есть. Живи до завтра, а там видно будет.

Посадили хомячка в клетку от попугая, насыпали ему семян и поставили миску с водой.

Через пару дней вспомнил Лев про пленника и велел принести его клетку.

Заглянул Лев в клетку и видит: хомячок лежит в миске с водой и будто бы плывёт. Гребёт лапками справа-слева, справа-слева, голову время от времени задирает и широко разевает пасть.

– Ты что это? – удивился Лев.

– Готовлюсь к встрече со старшими братьями.

– Какими ещё братьями?

– Бабушка говорила, что в тёплых краях нас родня ждёт не дождётся.

– Какая ещё родня?

– Как какая? Бегемоты! Приглядись получше: мы, хомяки, – вылитые бегемоты. Только ростом поменьше.

Хомячок для убедительности голову назад закинул и пасть раскрыл широко-широко – точно, как бегемот.

– Мы когда в тёплых краях жили – тоже были большими, – сказал он. – Там бананы, ананасы, манго… А здесь – какая еда? Зёрна одни. Вот хомяки и не вырастают.

Не выдержал Лев и расхохотался. Хомяки! Были большими! Долго хохотал, до слёз, так что даже живот заболел.

– Ладно, – сказал он, отдышавшись. – Пожалуй, я тебя вообще есть не стану. Живи у меня во дворце и весели меня, когда нужно.

Поставили клетку с хомяком в отдельную комнату, стали кормить его и поить и ни в чём не отказывать.

У Льва что за жизнь – с войны на войну. То на соседей справа нападёт, то от соседей слева отобьётся.

Вернётся Лев домой с победой – и велит хомяка принести. И хомяк обязательно что-то    придумает. К примеру, смотрит Лев – в клетке столик стоит, перед столом стульчик, на стульчике хомяк – в левой руке вилка, в правой нож, под подбородком салфетка повязана. Точит хомяк нож о вилку и облизывается.

– Ты что это? – спрашивает Лев.

– Обедать собираюсь, – отвечает тот.

– А что на обед? Что-то я еды не вижу?

– Еда – передо мной. Ведь мы, хомяки, больше всего на свете любим львятину. Нет ничего вкуснее львятины в сметане, с петрушкой и чесночком. А ну, лохматый, снимай шкуру!

Придворные от страха прячут головы в плечи – ну и нахал! А Лев смеётся, ему нравится: никто, кроме хомяка, не отваживается так с ним разговаривать.

Так и жили.

Пока Лев молодой был и сильный, боялись его соседи и хорошо шли его дела. Но с годами удача стала изменять стареющему Льву. Всё чаще и чаще враги нападали на его царство и отрезали кусок за куском.

Съел ли в конце концов лев хомяка, ты узнаешь на страницах бумажного номера.

Рис. Милы ЛОБОВОЙ

Сейчас на сайте 62 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх