Имя

Имя

Ирина СЕРГЕЕВА

 

Сентябрь в Москве выдался тёплым и солнечным. Осень ещё не набрала всей своей силы, листья на деревьях не успели пожелтеть, и город выглядел зелено и свежо.

На школьном дворе группками стояли родители, встречая детей. Прозвенел звонок. Через несколько минут двери с шумом распахнулись и на улицу стали выбегать школьники. Найдя своих глазами, подбегали, вручали им портфели-ранцы и мчались на спортивную площадку, чтобы выплеснуть накопившуюся за время сидения энергию.

Дверь в очередной раз открылась, и вышел Вениамин. Елена Алексеевна сразу заметила, что сын расстроен.

– Привет, сынок!

– Привет.

– Что невесёлый? Смотри, какой красивый день сегодня. Заметил?

– Да, – буркнул мальчик.

Мама ласково обняла Веню. Некоторое время шли молча.

– Я больше не пойду в школу, – сказал мальчик.

Елена Алексеевна промолчала, не зная, как реагировать на его слова.

– Я больше не пойду в школу, – уже громче повторил он и выдернул руку из маминой ладони.

– Почему?

– А зачем вы назвали меня Вениамином? Мало, что ли, других имён? Человеческих? Назвали бы Александром, Валеркой или ещё как! А то Вениамин! Думаешь, приятно, что обзывают «Веник». Смотрите, Веник пришёл. Эй, Веник, стирай с доски, ты дежурный. Веник, где твой совочек?

Во дворе, где жил Вениамин, его никогда не дразнили. И только в школе кто-то назвал один раз Веником, с тех пор и прилипла к нему эта кличка.

– Прозвище можно подобрать к любому имени. Пойдём домой. После обеда расскажу тебе одну историю.

Веня быстро пообедал, устроился на диване и стал ждать. Елена Алексеевна села рядом с сыном.

– Слушай. Это случилось очень-очень давно. Во время Великой Отечественной войны.

– Папа мне немного рассказывал о той войне, – перебил мальчик.

– Верно. Папа рассказывал. Так вот, немцы пытались захватить нашу страну. Война была страшной и жестокой. Погибло много людей – и солдат, и мирных жителей. У тебя был прапрадед. Когда началась война, его призвали в армию на службу. Он хорошо учился в школе, потом в университете. Свободно говорил на немецком языке, поэтому его отправили в специальную школу, где готовили разведчиков. Через полгода его направили служить в дивизионную разведку. Он часто ходил за линию фронта, «брал языка», освобождал пленных, взрывал немецкие эшелоны. Однажды ему и ещё нескольким его товарищам приказали перевести за линию фронта очень важного человека. Разведчики вышли поздно ночью. Приходилось передвигаться то ползком, то скорыми перебежками. На рассвете первого дня им удалось преодолеть большое расстояние и выйти к деревне, где в это время находилась немецкая часть. Светало, и пройти мимо этой деревни незамеченными не было никакой возможности. Поэтому они, замаскировавшись, целый день пролежали на сырой земле. Была поздняя осень, весь день шёл мелкий дождь. Одежда солдат сильно намокла, но развести костёр, чтобы согреться и просушиться, они не могли. Им очень хотелось пить и есть, но они терпели, чтобы не выдать себя. Когда стало смеркаться, бойцы потихоньку стали выбираться из своего убежища. Надо было идти дальше. Мокрая одежда сильно потяжелела, поэтому передвигаться было крайне неудобно. И всё же они шли. Сколько времени продолжался их поход, точно сказать невозможно, но только когда они добрались до реки и нашли метки, обозначающие брод – место, где можно было перейти, а не переплыть речку на другой берег, – совсем рядом раздались выстрелы. Сначала они были редкими, затем послышались звуки автоматной очереди, громкая немецкая речь и лай собак. Разведчики затихли. Стали ждать, что же будет дальше. Стрельба немного стихла.

– Быстро в воду! Отойти подальше от берега – и ни звука! – приказал командир.

Стараясь не создавать много шума, группа вошла в холодную воду. А по звукам голосов и лаю собак было понятно, что немцы совсем рядом.

– Хабаров, – обратился командир к одному из разведчиков.

– Я.

– Ты должен отвлечь немцев от этого места. Сам знаешь, какое у нас ответственное задание. Давай, солдат, уводи их. Всем остальным пригнуться.

Разведчик вышел из воды и побежал вдоль берега. Он старался как можно дальше отвести немцев от своих товарищей. Пробежав немного, он начал стрелять в воздух, привлекая внимание вражеских солдат к себе. План командира сработал. Услышав выстрелы, фашисты рванулись догонять со

лдата. Он бежал, не разбирая дороги, не чувствуя ни боли, ни страха, ни холода, ни тяжести одежды и сапог. В голове как молот звучало: «Давай, боец! Важное задание. Надо отвести немцев подальше».

Он бежал и стрелял, бежал и стрелял и, уже теряя сознание, взмолился:

– Господи, спаси меня, спаси моих товарищей!…

Спасся ли Венин дедушка и какое у него было имя, ты узнаешь на страницах бумажного номера.

 

Рис. Н. САЛИЕНКО

 


Сейчас на сайте 49 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх