Олимпийская деревня Дедморозовка

Андрей УСАЧЁВ

 

Гонки на собачьих упряжках

 

Снеговичок Морковкин записался почти во все секции. Но результаты у него везде были средние: на лыжном кроссе – шестой, на коньках – пятый, а на санках – он ездил в паре с Варежкиным – третий. И это при том, что всего санных экипажей было четыре.

– Да не расстраивайся ты, – утешал приятеля Варежкин. – Что значит, почти хуже всех? Это смотря с какой стороны посмотреть. Если от конца, то мы были вторыми!

Но Морковкину, с какой стороны ни смотри, это не нравилось.

«Эх, – думал он. – Был бы такой спорт, о котором никто бы не знал. И чтобы я был первым!»

Единственным существом, с кем он мог поделиться своими самыми сокровенными  мыслями, был Пират. Выслушав снеговика, старый пёс посмотрел на него единственным глазом и сказал:

– Не знаю, как сейчас, а когда я был молодым, ненцы устраивали гонки на собачьих упряжках.

– Гонки на собачьих упряжках – это здорово! – обрадовался Морковкин. – Вот только их в Олимпийской программе нет.

– Это неважно. Важно, что тебе нравится. Да и собакам будет полезно. А то они без дела по деревне слоняются. Раньше зимой дед на Северный полюс ездил. А когда вы появились, забросил.

– И санки у него есть? – спросил Морковкин.

– Есть, – кивнул Пират. – Нарты называются.

Снеговичок, недолго раздумывая, отправился к Деду Морозу. Деду идея понравилась.

– Гонки на собачьих упряжках – захватывающее зрелище, – сказал он. – Я когда-то  получил статуэтку из рук ненецкого шамана. За второе место.

– А первое кто занял?

– Шаман.

В сарае у дедушки лежали и упряжи, и трое нарт. Одни, правда, были совсем старые.

– Но при желании их можно отремонтировать, – сказал Дед Мороз. – И вообще, хорошее дело – вспомнить старые северные традиции. Поговори с товарищами.

Обрадованный Морковкин побежал к товарищам. Однако товарищи его затеи не одобрили.

– Таких игр нет, – заявил капитан сборной Кроссовкин. – И нечего отвлекать спортсменов от тренировок!

– Но дедушка сказал, что это старинная традиция…

– У нас всё по программе, – поддержала Кроссовкина Шапочкина. – Мы рекорды должны ставить. И на медали нацеливаться. Думаю, коллектив тебя не поддержит!

– Программа… Коллектив… – обиженно бормотал Морковкин. – Вот вообще уйду из сборной, и ставьте свои рекорды без меня!

Слух об идее Морковкина быстро разнёсся по деревне. Собаки то и дело подбегали к нему и интересовались, где состоятся гонки. И когда? И будут ли участникам давать свежую рыбу?

Дело в том, что раньше, перед поездкой на полюс, дед целую неделю откармливал лаек свежей рыбой для выносливости.

– Отстаньте, – отмахивался от них Морковкин. – У товарищей спрашивайте…

Мнения снеговиков относительно предложения Морковкина разделились: одни были – против, другие – за. Неожиданно снеговика поддержал спортивный обозреватель и фотокорреспондент Пушок:

– Мне нравится твоя идея, Муррковкин. Надо как следует погонять наших собак, а то обленились и даром консервы едят. Между прочим, собачьи гонки входили в обязательную программу на Первых зимних Олимпийских играх. Я сейчас об этом заметку пишу.

Через день в стенгазете появилась статья «Как собаке пятая нога!», в которой говорилось, что «некоторые отсталые товарищи и некомпитентные бюракраты не хотят поддержать наши северные традиции».

Статья заканчивалась частушкой:

Кроссовкин хоть и лучший лыжник,

А вместо головы – булыжник!

– Некомпетентные… бюрократы… Ты откуда таких слов набрался? – удивился Дед Мороз.

– Телевизор надо смотреть, – важно сказал Пушок.

– Только некомпетентные через «е» пишется, а бюрократы – через «о», – осадила кота Снегурочка.

Состоялись ли соревнования, ты узнаешь на страницах бумажного номера.

 

Рис. А. АРТЮХА

 

Начало в № 11, 2013

Окончание в следующем номере

СПОФДО

Сейчас на сайте 39 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх