Мурзилкин первый день

90 лет назад произошло важное событие – в России появился журнал для детей «Мурзилка». Выходить он начал в мае 1924 года как приложение к «Рабочей газете». Был небольшого формата, не такой красочный, как теперь. Но так же, как и сегодня, ребята могли прочитать в нём и стихи, и рассказы, и сказки, смастерить самоделки.

С самых же первых дней в редакцию со всех концов страны шли письма от читателей. В них они рассказывали о том, как живут, как учатся, как помогают взрослым, и о том, что их интересует.

Кому же в первую очередь были адресованы эти письма? Конечно же, герою журнала – Мурзилке. А был он тогда… собачкой.

Вот, что рассказывается о нём в самом первом номере «Мурзилки» за 1924 год.


Мурзилка-щенокЖучка старательно вылизала всех троих щенят, и они стали такие гладенькие, аккуратные.

Но с четвёртым щенком дело у неё не ладилось.

Весь он был какой-то лохматый, шершавый; на мордочке у него шерсть торчала вроде стариковской бороды; одно ухо висело вниз, другое – было поднято вверх.

Да и не давался он Жучке – юлит, вертится вокруг: то в нос её лизнёт, то за хвост уцепится.

– И в кого ты уродился такой! – сказала с досадой Жучка.

– Тяв! – тявкнул щенок, напряг все силы и выскочил из ящика. – Ай, ай, ай! Какой простор! Как велик белый свет! Гораздо больше нашего ящика!

– Белый-то свет больше даже нашего двора! – проворчала Жучка. – Пожалуйста, не выбегай за ворота, а то непременно пропадёшь!

– Тяв! – крикнул щенок. – Очень надо сидеть у себя в доме!.. – и бросился на середину двора. Бежал неуклюже. Уж эти задние ноги! Так и забегают вперёд. Поневоле приходится бежать боком.

Боком, боком и налетел на чьи-то огромные ноги в сапогах. Ноги двигались, и он запрыгал вокруг них от радости.

– Тяв, тяв, тяв!..

И тут ноги остановились, и чьи-то руки подняли щенка высоко-высоко над землёй.

– Вот так пёсик! И шустрый же! Мурзилка, да и только!..

– Тяв, тяв, тяв! – захлёбывался от восторга Мурзилка и лез целоваться к улыбающемуся лицу.

– Ну, брат Мурзилка, и лихой пёс будешь. Старайся, брат!..

И слесарь Степан опустил Мурзилку на землю и потрепал его по спине.

Сердце Мурзилки взыграло от восторга. Ах, какие все хорошие, ласковые, добрые! И солнце светит так тепло, и воздух чудесный!

А вон – на крыльце сидит важно какой-то незнакомец в серенькой шубке. Такой красивый, ласковый. На солнце щурится. Надо познакомиться!

Мурзилка – к крыльцу.

– Тяв! Тяв! Тяв!.. Здравствуйте!

Да с разбегу прямо носом ему в животик.

Бац! И бархатная лапка незнакомца больно шлёпнула Мурзилку по мордашке.

– Фрр… не лезь!..

– Тяв! – удивился Мурзилка и, как лев, бросился на кота. Драться – так драться! Ррры!..

Кот – в сторону, вскочил на перила и выгнул спину колесом.

– Невежа! – ворчал он сверху. – Да я тебе глаза выцарапаю.

Да Мурзилка уже забыл про кота.

Громкий ребячий плач поразил его. Поднял ухо, оглянулся. Маленький человек в рубашонке бежал через двор, а за ним по пятам гналась какая-то белая птица с длинной-длинной шеей. Раз! – и схватила клювом за рубашонку мальчика.

– Ай, ай, ай! – закричал малыш на весь двор.

Мурзилка сорвался с места. Ну, конечно, там не хватало только его одного.

Больших ног не испугался, кота на перила загнал – уж птицу ли не одолеет!..

Налетел орлом – цап за хвост гусака! А тот как зашипит – малыша бросил да Мурзилку – за ухо!

А гусак на него: «Га-га-га! Я тебя, лохмач!»

Малыш хнычет, Мурзилка визжит, гусак гогочет. Переполох на весь двор!

Да большие ноги на выручку пришли! Свистнула в воздухе хворостина, гусак бросил Мурзилку да, переваливаясь с ноги на ногу, в сторону.

– Что, брат Петька, попало? – сказал слесарь Степан. – Зачем гусака дразнил? Спасибо, Мурзилка тебя выручил! Ну, да и пёс же! Мал, да удал!..

А Петька уж улыбается во весь рот, ковыляет к Мурзилке и руки к нему протягивает.

Полный восторга, ринулся Мурзилка к нему.

– Тяв, тяв, тяв!..

Облизал ему и нос, и щёки, и глаза. Надо же познакомиться хорошенько!

– Батя! А батя! Моя это собачка? Моя?

– Твоя, Петька! Возись с ней. Добрый пёс будет. Изо всех щенков такой удалец вышел!

– Тяв, тяв, тяв! – лает Мурзилка. – Петька мой, и я Петькин. На что лучше!.. Ах, как хорошо жить на свете!..

 

Пёсик очень полюбился не только юным читателям, но и писателю А. ФЁДОРОВУ-ДАВЫДОВУ, который придумывал про него забавные рассказы, и художнику К. РОТОВУ, рисовавшему картинки к историям.

Продолжение истории в бумажной версии журнала.

Сейчас на сайте 51 незарегистрированный гость.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх