Поздравляем Марину Львовну МОСКВИНУ с юбилеем!

Марину Москвину с «Мурзилкой» связывает давняя крепкая дружба. На протяжении нескольких лет писательница вела в журнале такие рубрики, как «Олимпионик» – о спортивных достижениях, «Чемоданчик» – о необычных открытиях и путешествиях, «Приключения Мурзилки»… И, конечно, ребята могли знакомиться в журнале с её увлекательными сказками и рассказами, которые потом складывались в отдельные книжки: «Как поёт Марабу», «Не наступите на жука», «Приключения Олимпионика», «Загогулина», «Как Дед Мороз на свет появился»…

Марина Москвина – удивительный человек! Весёлый и жизнерадостный. Кроме того, что она пишет книжки для детей и взрослых, ведёт передачи на радио и выступает по телевидению, является членом редколлегии нашего журнала, она любит путешествовать. И обо всём, что узналёт интересного и нового, Марина рассказывает своим читателям.

Два года назад она побывала в Арктике. Мореплавание на острова Шпицберген и Северо-Восточная Земля оказалось захватывающим! Об этом М. Москвина рассказывает в своей книге «Гуд бай, Арктика!».Арктика. Луна и северное сияние

Предлагаем читателям «Мурзилки» познакомиться с отрывком из этой книги.

 

 

Луна во льдах

 

Всю жизнь я восхищалась отважными людьми, которые снаряжали корабли, дирижабли, собачьи упряжки, пускаясь в опасное путешествие по Арктике. И вдруг однажды мой муж, художник Лёня Тишков, пришёл домой и говорит:

– Я уплываю на Северный полюс! Давай со мной?

Оказывается, на корабле «Ноордерлихт», что значит по-голландски «Северное сияние», в далёкую Арктику собрались учёные, писатели, художники и музыканты из разных стран, чтобы своими глазами увидеть, какая она прекрасная, узнать, как она себя чувствует, как там поживают киты, белые медведи, моржи и тюлени, а потом вернуться домой и рассказать об этом всем людям на Земле.

Лёня взял с собой свою личную Луну. Вы, конечно, удивитесь: как так? Личная Луна? Вот такой Лёня удивительный человек – взял и сделал себе Луну своими руками. Точнее, месяц! И путешествует с ним по всему миру.

А месяц-то – огромный! Тогда мы распилили его пополам, упаковали в чемодан, засунули в Луну сапоги, свитера и шапки, напихали туда шоколадок и сухарей, ещё всякие проводки, лампочки и шурупы – чтобы на борту шхуны соединить два лунных рога и возжечь над Ледовитым океаном.

И вот мы полетели на архипелаг Шпицберген. Ночь, звёзды… Вдруг в окне иллюминатора вспыхнуло изумрудное северное сияние, похожее на огромную корону и развевающиеся голубые и лимонные ленты.

Мы приземлились на краю Земли. С моря задувал колючий ветер, свинцовый океан расстилался перед нами, около пирса ждал нас двухмачтовый кораблик – всего-то 6 метров в ширину: ореховая скорлупка, на которой мы собрались в плаванье по Ледовитому океану.

– Ой-ой-ой! – Лёня был потрясён. – Да это никакая не шхуна, а просто шлюпка! Как мы туда поместимся – двадцать человек?

А что? Вполне крепкий кораблик, хотя ему 100 лет! Капитан – Тед, голландский богатырь, продутый морскими ветрами. И два весёлых матроса – девушки Афка и Ренске! Первым делом они показали нам, как надевать спасательный жилет, если кто-то выпадет за борт или шхуна пойдёт ко дну.

Так два человека – я и Лёня, которых укачивает даже в метро, – отправились в плавание по Ледовитому океану. Погодка тихая, кроме чаек и буревестников, летевших за шхуной, иногда появлялись над нами как подарок – гагара краснозобая или белощёкая казарка. Дул попутный ветерок, живо набиравший ураганную силу. Шхуна летела с такой скоростью, а паруса хлопали с такой яростью, что казалось, мы оторвёмся от глади морской и присоединимся к стае буревестников. Кругом – дымится Гренландское море, волны всё выше, корабль повалился на бок, нос то окунался в воду, то задирался в небо. Палубу с каждым кивком корабля заливала вода, волна за волной перекатывались через судно: отцепишься от борта – смоет в океан.

– Такое впечатление, что корабль живой, как на ките плывёшь – дышащее существо, – бормотал Тишков, прижимая к себе свою Луну.

Зато увидев рядом со шхуной трёх моржей, обрадовались им, как родным! Моржи высунулись по плечи из моря и глядели на нас во все глаза, раздувая щёки – в добром здравии, в хорошем настроении! Всё при них – жёсткая щетина усов, белоснежные бивни, до которых с незапамятных времён было столько охотников.

Ох, уж эти охотники! Когда-то Мировой океан был полон китами – тысячи китовых фонтанов искрились в воздухе. Но люди без всякой меры охотились на китов, поэтому сейчас кит – редкость, у нас даже надежды не было встретиться с китом. Как-то раз сижу я в каюте, пью чай, вдруг слышу: «Кит! Кит!» Я выскочила на палубу, Лёня на корме: «Фонтан! – кричит. – Два фонтана!!!» И, как бы откликнувшись ему, совсем близко показалась покатая тёмная спина, потом острый плавник, через довольно долгое время – громадный хвост, похожий на два крыла. А рядом с китихой – китёнок. Казалось, они втягивали в себя тонны воды, после чего извергали к небесам сверкающие столбы солёных брызг.

– Надо же, – бормотал Лёня, – вот мы плывём, а прямо под нами живут такие огромные прекрасные голубые киты!

Наконец-то запрещена охота на этих древних животных, на умных, добрых дельфинов и на многих редких зверей, в том числе на белых медведей! Хотя наш проводник Андрей Волков, высаживаясь на острова, всегда брал с собой ружьё с двумя пулями – резиновой и настоящей – вдруг выскочит медведь и накинется на нас, тогда он его отпугнёт или выстрелом вверх из ракетницы, или резиновой пулей.

– Да там нет никого! – уверял его Лёня, спуская на воду лодку и укладывая туда свою Луну, чтобы ночью сфотографировать её на голых скалах. Никто не верил, что поблизости может притаиться белый медведь, пока не увидели на снегу его косолапые свежие следы. Я положила руку в этот след, чтобы вы убедились, какая у него лапища!

Утром корабль обступили синие льды. Тед принялся лавировать между льдинами, то влево крутанёт штурвал, то вправо, шхуна буксовала, снизу на корме повалил чёрный дым, а льдины, стукаясь боками, позванивая, напирали со всех сторон. Гудели на ветру паруса, Тед выключил мотор, чтобы винты не забило льдом. А льды подваливали, наползали друг на друга, превращаясь в стальной монолит. Нас по-настоящему затирало льдами, в точности как корабли первопроходцев Севера.

Народ с красными щеками носился между ютом и кормой. А я спустилась в кают-компанию – быть может, в последний раз выпить чашечку кофе – и услышала голос капитана, звонившего спасательной службе:

– Говорит капитан «Ноордерлихта». Мы попали в беду. Координаты: 79 градусов 59 минут северной широты, 18 градусов 15 минут восточной долготы. Дрейфуем пять часов. Льдами и течением нас несёт на подводную скалу. Срочно высылайте вертолёт!

Ударили в рынду, все собрались на палубе, и Тед сказал:

– Прошу надеть самые тёплые вещи, взять паспорта и приготовить спасательные жилеты. Никаких рюкзаков, чемоданов и сумок. Возьмите самое для вас дорогое, чтоб только на дно не потянуло.

В преддверии кораблекрушения все мучительно соображали, что им пригодится в неизвестной жизни, куда их забросит судьба. Мы с Лёней бросились в каюту и стали напяливать на себя все майки, свитера, штаны, куртки, шарфы и шапки с варежками.

Я взяла шоколадку, а Лёня – ключи от дома. Мы чуть не заплакали, когда он их вынул из чемодана и положил в карман. Потом он сделал отчаянную попытку подготовить к эвакуации свою Луну….
Удалось ли спасити Луну, читайте на страницах бумажного номера.

Фото Леонида ТИШКОВА и Андрея ВОЛКОВА

 

Арктика. Тюлень


СПОФДО

Сейчас на сайте 45 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх