Медведь, который подглядывал

Медведь, который подглядывал

Владислав БАХРЕВСКИЙ

В этих краях липовый мёд в большой славе. Если липу вырубят, сладкой жизни конец. Тут всё одно с другим накрепко. Свели на сопках дубы, кабаны исчезли, тигры. Кабаны желудями живы, а тигры живы кабанами…

Ну, сказ-то наш о другом.

Матвей Семёнович держал сто ульев. Липа зацвела – пасеку медовой рекой залило. Улей – домишко крохотный, а дух медовый, как эхо, с сопки на сопку.

Ушёл пасечник за хлебом в село. Вернулся – улей пропал.

Когда ульев сотня, потеря не ахти великая. Но кто вор? Трава высокая, следов не разберёшь. Улей унесли аккуратно, а куда – тайга велика.

Через неделю, в субботу, пошёл Матвей Семёнович в баню. Вернулся утром – ещё двух ульев нет. На этот раз вор сплоховал. Один домишко пропал бесследно, а другой – разбит о дерево. Пчёлы доняли. Понятное дело, грабитель – медведь.

Зарядил Матвей Семёнович оба ствола жаканами[1], но стрелять не по кому.

Рыбки захотелось. Сходил на реку за хариусом. Пяток наловил за четверть часа. С рыбалки скорей домой – а на пасеке убыль. Унёс медведь улей.

– Да как же так! – изумился Матвей Семёнович. – Я за полчаса обернулся. Следит он, что ли, за мной?

Рис. Н. УСТИНОВА



[1] Жакан – пуля для стрельбы из гладкоствольного охотничьего ружья.

Следил ли медведь за Матвеем Семёновичем, ты узнаешь на страницах бумажного номера.

Медведь, который воровал улья

Сейчас на сайте 43 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх