Балбес

Станислав ВОСТОКОВ

 

Почти в каждом дворе в нашей деревне жила собака. Не было её только у продавца Тимофеева. Но, в конце концов, и он решил «особачиться». В выходной, когда магазин не работал, Тимофеев поехал в Москву на рынок и купил пса самого подозрительного вида.

– Это что за порода? – спросила Анна Петровна, когда продавец вёл свою покупку мимо нашего двора.

– Какая там порода! – махнул рукой Тимофеев. – А зовут его Балбес.

– Ну, ничего. Может, охранник хороший.

Продавец только пожал плечами.

– Поживём – увидим.

И увидели мы очень скоро. В ту же ночь, когда вся деревня спала крепким сном, Балбес вдруг начал страшно выть и провыл до самого утра.

Утром Анна Петровна побежала ругаться к Тимофееву.

– Ты зачем собаку мучаешь?

– Как это мучаю? – обиженно ответил он.

– Страшно! – сказала Анна Петровна.

– И пальцем её не трогал.

– Тогда, может быть, у неё чего-нибудь болит?

– Да ничего у него не болит, вон только что миску супа съел.

– Смотри, – пригрозила Анна Петровна, – не перестанешь мучить, жалобу напишу.

В следующие несколько дней история повторялась – ночью Балбес выл, а утром к Тимофееву кто-нибудь приходил ругаться. Продавец уже чуть не плакал.

– Ты бы вернул её назад, хозяину, – посоветовал Митрич, – это же просто собака Баскервилей какая-то.

– Да где ж я теперь этого хозяина найду?

– Тогда хотя бы к ветеринару своди. А то у нашей деревни из-за неё формируется хронический недосып.

Делать Тимофееву было нечего. Хотя день считался не выходным, он запер магазин, взял Балбеса на поводок и повёз его на электричке в город. Вернулись они только вечером.

– Ну что? – спросил Митрич.

– Врач сказал, что он здоров, – хмуро ответил Тимофеев. – Только у него есть один дефект.

– Какой?

– Дефект речи. Он лаять не умеет, а вместо этого воет. И ничего с этим не сделаешь.

– Надо же! – удивился Митрич. – Ну, ладно, пусть живёт. Может, привыкнем.

Узнав про дефективность Балбеса, все стали его жалеть и приносили продавцу для него что-нибудь вкусное. И к ночному вою действительно стали понемногу привыкать, потому что знали – это не Тимофеев собаку мучает, а просто она так лает.

А потом случилось вот что. Через три месяца, ночью в магазин, который находился с другой стороны дома продавца, забрались три человека. Балбес первый почуял неладное и принюхался. А потом так страшно завыл, что даже привыкшие к нему жители деревни перепугались. А уж незнакомые с ним грабители вовсе едва с ума не сошли. В ужасе они побросали утюги с вёдрами и бежали.

С тех пор Балбеса в деревне зауважали и стали носить ему ещё больше всякой еды. А приехавший по поводу неудавшегося ограбления милиционер сказал, что это у пса не дефект, а необычная способность и попросил Тимофеева отдать ему Балбеса.

– Ну, уж нет! – сказал Тимофеев, погладив своего пса.

И был, конечно, прав, потому что во всём мире больше нет собаки с таким необычным дефектом. С дефектом речи.

Иллюстрации Э. АВАКЯН

Рис. Э. АВАКЯН


СПОФДО

Сейчас на сайте 34 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх