Огнеборцы

Илья БУТМАН

 

Историки утверждают: появление первых больших городов – причина первых грандиозных пожаров. Логично, ведь город – это скопление близко расположенных друг к другу домов. В России, например, они строились в основном из дерева, а крыши покрывались чаще всего соломой. Поэтому неудивительно, что множество наших городов по несколько раз полностью сгорали. Причём пожары случались так часто, что если пылала сотня домов, то это воспринималось как нечто будничное, обыкновенное. Тревожились лишь тогда, когда пламенем были объяты тысячи зданий.

Неоднократно выгорала и Москва. Голландский купец Ван Рейниген, год проживший в этом городе в ХIV веке, писал: «Я с удивлением обнаружил, что Москва горела каждый день, проезжая по городу, я всегда видел то отдельные дымящиеся дома, то целые искрящиеся улицы».

После одного из опустошительных пожаров Пётр I издал указ, запрещающий на месте сгоревших зданий вновь возводить деревянные строения. «Достаточным» людям приказывалось строить каменные дома, а «недостаточным» – глиняные.

Но и это не помогало. Например, в 1712 году в Москве сгорело около 5000 строений и погибло 2900 человек.

Пётр I лично разработал ряд мер для борьбы с пожарами. Возгорания неоднократно происходили из-за того, что хозяева редко чистили в своих домах печные трубы. Царь приказал делать это ежемесячно. Появились специальные люди, которые имели право, не спрашивая разрешения, войти в любой дом и проверить состояние труб. Тех, кто вовремя их не почистил, сурово наказывали независимо от того, ремесленник это или боярин.

Пётр I разослал своих помощников по европейским странам, чтобы они изучили противопожарный опыт иноземцев. То, что казалось ему наиболее важным, тут же доводилось до сведения горожан. Поскольку ни радио, ни телевидения, ни газет в то время ещё не было, то противопожарные указы зачитывались там, где люди собирались чаще всего – в церквях.

Основной противопожарной силой в России долгое время была армия. Ведь в ней царила дисциплина, а для того, чтобы потушить пожар, нужно действовать быстро и организованно.

Специализированные пожарные части, которые подчинялись не военным, а городским властям, появились в России лишь в первой половине XIX века. Пожарные – именно «пожарные», а не «пожарники», как многие их называют – звались тогда и огнеборцами. А те, чьи дома погибли от огня, именовались «погорельщиками». «Пожарниками» же называли тех, кто вымаливал подаяние, притворяясь «погорельщиками».

Но профессиональных пожарных команд всё-таки не хватало, а потому наряду с ними существовали и добровольные. Были свои огнеборцы и на крупных предприятиях.

В 1907 году даже в таком огромном городе, как Москва, была одна-единственная пожарная машина. А в столичном Санкт-Петербурге они появились ещё позже. Город не мог приобретать специальные машины потому, что по существующему закону он был обязан содержать для пожарных частей не менее 300 лошадей. На то и на другое в городской казне денег не хватало.

С тех давних пор многое изменилось – пожарное дело превратилось в целую науку. Вместо нескольких единиц теперь в России насчитывается порядка 20 тысяч специализированных машин. Имеются и специально оборудованные вертолёты. Если в 1892 году на всю нашу страну, в те времена гораздо большую, чем сейчас, профессиональных и добровольных пожарных было 84 400 человек, то сегодня работников в этих частях 220 000. Учитывая и огромную разницу в техническом оснащении, можно твёрдо сказать, что в наши дни мы от этой беды защищены надёжней.


Сейчас на сайте 34 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх