Капитан Витус Беринг

В 1648 году «служилый человек» казак Семён Дежнев «со товарищи» на простых лодках – кочах – первый прошёл через пролив между Азией и Северной Америкой. Он и не подозревал, что сделал географическое открытие. Его «отписка» (отчёт о походе) затерялась среди бумаг якутского воеводы.

… Минуло почти восемьдесят лет. Русский царь Пётр I велит снарядить экспедицию, чтобы она отправилась далеко-далеко на Восток – «на край земли»…

 

По государеву указу

 

Пётр оторвался от карты, что лежала на столе, походил по кабинету, остановился у прикрытого окна. Невольно поёжился: с Невы дул холодный осенний ветер. Корабли стояли на якорях со спущенными парусами. Вид невесёлый. И всё же было отрадно видеть на мачтах флаги разных стран – голландские, английские, норвежские…

Вернувшись к столу, Пётр снова стал рассматривать карту. Пробежал глазами по Европе – всё здесь знакомо, во многих странах довелось побывать. Затем он повёл пальцами к востоку – Урал, Сибирь с её великими реками, а дальше Охотское море, Камчатка… Контур на карте обрывался. Где-то дальше, ещё восточнее, должны быть берега Америки. Богатый край. Европа уже торгует с Америкой. А Россия – разве её кораблям туда не дойти?

На следующий день царь посылает в Адмиралтейств-коллегию (она «заведовала» российским флотом) свой указ: надобно снарядить экспедицию на Камчатку «дабы проверить – соединяются ли берега Сибири с Америкой». В Адмиралтействе стали решать, кого бы назначить начальником. Остановились на Витусе Беринге.

Что это был за человек? Капитан первого ранга, опытный, исполнительный, с крепкой выдержкой. В Россию датчанин Витус Беринг приехал молодым двадцать лет назад, когда Пётр лишь создавал свой флот и ему очень были нужны моряки и корабельные мастера. Беринг, не знавший ни одного слова по-русски, быстро освоился на новом месте, выучил язык, получил звание офицера, обзавёлся семьёй. Обрусевшего датчанина все стали звать Иваном Ивановичем.

Пётр захотел лично увидеть Беринга. Поговорил с ним, остался доволен. Прощаясь, сказал:

– Знай, сия экспедиция очень важна для России. Совершить её – как победить в бою. Ну, ступай. С Богом!

Почти год ушёл на сборы и снаряжение экспедиции. В январе 1725 года из Петербурга вышел обоз – двадцать пять тяжелогружёных саней.

 

Сквозь тайгу

 

Посасывая короткую трубочку, капитан глядел по сторонам и размышлял о том, как всё круто переменилось в его судьбе. Сколько ещё он, моряк, будет пробираться на восток по тайге, сибирским рекам и болотам?

Всё реже и реже встречался ям – так назывался двор (станция), где можно было сменить усталых лошадей, чтобы вновь пуститься в дорогу. А ведь с собой приходилось везти всё снаряжение для двух кораблей – десятипудовые якоря, толстые канаты, паруса, пушки и ядра. Везли также ящики с инструментами и гвоздями, мешки с крупой и мукой. Корабли предстояло строить в Охотске – маленьком посёлке на берегу, где всего-то было несколько изб.

Первые месяцы по накатанной санной дороге обоз продвигался довольно быстро. Но затем, когда снег растаял, перевозить тяжёлый груз на лошадях стало невозможно.

– Остаётся одно, – сказал Беринг, – ждать, когда вскроются ото льда реки, дабы переправляться по ним.

Времени на такие ожидания уходило много. В Тобольске губернатор помог Берингу достать лодки. Когда их загрузили и лодочная «флотилия» тронулась вниз по реке, губернатор посмотрел вслед, покачал головой и заметил чиновнику, что стоял рядом:

– Не дойдут они до моря. С таким грузом через всю Сибирь – дело немыслимое. Попомни моё слово.

Особенно трудно было продвигаться по рекам против течения. Гребцы выбивались из сил. Приходилось «тащить бечевой»: надев на себя лямки, люди шли по берегу и тянули за собой дощаники – крупные тяжёлые лодки. Таких людей называли бурлаками. А берег всё время менялся: то его покрывали острые камни, то вязкая грязь.

Беринг и его спутники часто удивлялись, сколь «богаты зверем и рыбой» те края, по которым двигалась экспедиция. Как-то встретился рыбак, попросивший за лодку, наполненную рыбой, пять копеек. Огромные лещи, язи, судаки отливали серебром.

– И за всё это ты хочешь пятак? – переспросил капитан.

– Три копейки, – торопливо скинул цену рыбак.

– Берём, – улыбнулся Беринг, – всем на уху хватит.

…Медленно и с трудом продвигалась экспедиция дальше и дальше к востоку. В Якутске воевода (глава всего края) снабдил её лошадьми. Это были небольшие коренастые и очень выносливые местные лошадки. Вначале они очень помогли. По узким таёжным тропам они переносили поклажу от одной реки до другой. Но кормить их было нечем, а когда наступила зима, с кормом стало совсем плохо. К тому же нападали волки. Из шестисот лошадей у Беринга в конце концов осталось лишь четыре. Теперь, увязая в снегу, люди тащили на нартах всё то, что несли на себе лошади.

…Ещё в первую весну, пока ждали, когда взломается лёд на реке, помощник Беринга лейтенант Чириков заметил:

– Экая волокита получается. Так мы, пожалуй, и за год не доберёмся до океана.

– Дай-то Бог управиться за два года, – отозвался капитан.

Такими были предположения. А на самом деле путешествие к Тихому океану продлилось около трёх лет.

 

Открытие

 

Но вот и пришёл долгожданный и счастливый миг – капитан Беринг ступил на палубу, от которой ещё исходил смолистый дух. Только что построенному кораблю дали имя – «Архангел Гавриил». Это был крепкий, хорошо оснащённый парусами бот. На него закатили бочки с водой и солёной олениной, поставили пушки.

13 июля 1728 года после молебна, что был совершён на палубе, капитан приказал:

– Поднять якорь!

Чем дальше уходил «Архангел Гавриил» на север, тем чаще встречались киты, тюлени, моржи. Чукотские берега выглядели пустынными, лесов не было, на невысоких горах лежал снег.

8 августа увидели байдару, обтянутую моржовой кожей. Восемь человек дружно работали короткими вёслами. «Пригребли близко к нашему боту, – вспоминал позже мичман Пётр Чаплин, – спрашивали, откуда мы пришли и чего ради. А о себе сказали, что они чукчи… Потом высадили одного человека на пузыри, сделанные из нерпичьей кожи, и послали к нам для разговоров».

Для капитана «разговоры» с чукчами оказались очень важными. Он узнал, что море «облегает» их землю. И ещё – продвигаясь берегом на запад, можно дойти до устья реки Колымы, которая впадает в Ледовитый океан. Но дальше будет река Лена – она тоже несёт свои воды к Ледовитому океану (или, как его называли – Студёному морю). Значит, Азия не соединяется берегами с Америкой. А ведь именно это и должна была выяснить экспедиция.

– То, что разузнали, надлежит проверить. – И Беринг приказал вести бот вдоль крайнего восточного выступа азиатского побережья.

Когда «Архангел Гавриил» шёл проливом (который потом назовут Беринговым), стоял туман, и с корабля не могли увидеть американскую землю. Затем чукотский берег начал уходить к западу. Здесь, в Студёном море, уже попадались льдины. На голых горах, что виднелись с левого борта, всё больше и больше было снега. Капитан стал опасаться, что не успеет до наступления зимы вернуться на Камчатку, если бот будет следовать дальше. А зимовать в этих широтах – верная гибель. Считая, что задача выполнена, Беринг приказывает «поворотить бот в обратном направлении»…

В газете «Санкт-Петербургские ведомости» в 1730 году появилось сообщение со ссылкой на Беринга: «…северо-восточный проход имеется, таким образом… из Лены, если бы лёд не препятствовал, возможно было бы доехать водяным путём до Камчатки и тако далее до Япона, Хины (Китая) и Ост-Индии».

…В мае 1741 года Витус Беринг уже в звании капитан-командора (высший капитанский чин) на корабле «Святой Пётр» отправляется в новое путешествие. Во время этой второй экспедиции он побывал на берегах Аляски и открыл острова Алеутской гряды. На обратном пути буря прибила его корабль к необитаемому острову.

Для Беринга, заболевшего цингой, вырыли землянку. Вставать он уже не мог, часто просил пить. Песок, осыпавшийся со стен, покрывал ноги капитан-командора.

– Не убирайте песок, – говорил он матросам, – мне теплее.

Он умер 8 декабря 1741 года. Залп из ружей согнал стаю прибрежных птиц. Витус Беринг так и остался навсегда на том далёком острове (теперь это один из Командорских островов).

Картами, которые составил отважный русский исследователь, пользуются и поныне. А море, чьи волны омывают Камчатку и Аляску, зовётся Беринговым.

«Мурзилка» № 11 2005 год.

Капитан Витус Беринг, экспедиция Витуса Беринга

Капитан Витус Беринг, экспедиция Витуса Беринга

Капитан Витус Беринг, экспедиция Витуса Беринга

Капитан Витус Беринг, экспедиция Витуса Беринга

Капитан Витус Беринг, экспедиция Витуса Беринга


Сейчас на сайте 54 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх