Музыкант и музыка

Музыкант и музыка Посмотрите в ноты. Как ласточки на те­леграфных проводах, разместились на нотных линей­ках чёрные молчаливые значки. Человек садится за рояль или берёт в руки скрипку — и значки разом оживают, превращаются в звуки. Это музыка. Это целый рассказ.
Представьте себе ясный зимний день. По дороге мчится тройка вороных коней. Рассыпчато перели­вается колокольчик. Вот ямщик щёлкнул кнутом, кони понеслись быстрее. Снежная пыль взвилась из-под копыт. А вот другая картина: золотые, ещё не убранные поля. Лето. Высоко в безоблачном не­бе распевает жаворонок. Обо всех этих чудесных вещах рассказал в сво­ей музыке великий русский композитор Петр Ильич Чайковский. Он сочинил замечательные оперы: «Евгений Онегин» и «Пиковая дама», рассказ в зву­ках — трогательную историю Щелкунчика — и сказку о спящей царевне. Он умел писать и слож­ные симфонии, те, что исполняют в очень большом оркестре, и коротенькие пьески, которые могут сы­грать на рояле две маленькие детские руки. Но вот что самое замечательное: о чём бы ни рассказывал в своей музыке Чайковский — о тройке ли, о жаворонке или о пастухе, что гонит на заре стадо, — всё это наше, родное, русское, народное. С самого раннего детства Петр Ильич горячо любил свою родину, свой народ. Однажды попался ему в руки географический атлас. На одной из страниц маленький Чайковский увидел карту России. Он долго рассматривал её и вдруг принялся целовать, приговаривая: «Моя до­рогая отчизна! Милая моя родина!» Был он в то время худеньким, неловким маль­чуганом с ласковыми, немного печальными глазами.

В семье его крепко любили и берегли. Он и сам был необыкновенно добр и ласков со всеми, и са­мая маленькая обида делала его несчастным. За это отец прозвал его «стеклянным ребёнком». А он уже и тогда много, хотя и по-ребячьи, ду­мал о человеческой жизни, о природе, о людях. Думы свои он записывал в тетради. О чём же он писал тогда? О разном: об умирающей птице, о муравье, которого надо пожалеть, и, наконец, о са­мом дорогом — о родине. У Чайковских в одной из комнат стоял музы­кальный инструмент — оркестрина. Она была завод­ная, и самому на ней играть было нельзя, да Чай­ковский тогда и не умел играть. Зато он умел слушать, и музыка, которую он услыхал тогда на оркестрине, запомнилась ему навсегда. Это был отрывок из оперы «Дон Жуан», которую написал величайший немецкий композитор Моцарт. Слушая эту музыку, Чайковский плакал от восторга. Он сам потом говорил, что Моцарт заставил его полюбить музыку на всю жизнь. Так началась дружба с музыкой, радостная и беспокойная. Звуки преследовали мальчика повсюду, отрывали от игры, будили по ночам. Заливаясь слезами, он восклицал: «Ах, эта музыка! Она у меня здесь, в голове, избавьте меня от неё!» А сам то и дело подходил к роялю и, когда ему запрещали играть, начинал колотить пальцами по чём попало. Один раз он принялся так стучать по оконному стеклу, что разбил его и поранил руку. Тогда родители стали больше обращать внимания на музыкальные способности сына. Понемножку его стали учить игре на рояле. С каждым годом всё крепче становилась дружба с музыкой. Чайковский сам пробует сочинять, но играть свои сочинения при других не любит. Когда Петру Ильичу исполнилось двадцать два года, он поступил в только что открывшуюся в Петербурге консерваторию. Он решил во что бы то ни стало сделаться музыкантом. Он отдавал музыке всё своё время, все силы. Свою работу он распределил строго по часам, чтобы не потерять ни минуты. «Сколько у меня планов! Сколько мне нужно ещё сделать!» – говорил он всегда. Даже во время прогулок Пётр Ильич не переставал работать. Гуляя по окрестностям Клина, где он жил в последние годы, Чайковский вынимал маленькую книжечку и тут же записывал свои планы и мысли. С особенной любовью и упорством работал Чайковский над оперой «Евгений Онегин». Да и могло ли быть иначе? Ведь он так любил Пушкина! Чудесные стихи великого поэта, горе и радости пушкинских героев были так понятны ему и близки… Когда опера была окончена, Чайковский решил не отдавать её в тогдашний государственный театр. Ему казалось, что там не найдется артистов, которые смогут сыграть так, как ему бы хотелось. И потому первое представление «Евгения Онегина» состоялось не в театре, а в Московской консерватории, на небольшой сцене, и роли играли не артисты, а ученики. Около шестидесяти лет прошло с тех пор. Тысячи раз ставилась эта замечательная опера во всех театрах мира, и нет, кажется, человека, который не любил бы её самой верной любовью. Отчего это? Да оттого, что музыка в ней уж очень понятная, простая, говорящая. Даже когда её слушаешь по радио, кажется, будто видишь всё, что происходит на сцене. И не только «Евгений Онегин». Каждое произведение Чайковского — это яркий, полный правдивости рассказ о человеческой жизни. Чайковский очень любил народные песни, русские, украинские. Часто он записывал их — может пригодится. Так и случалось. Все вы, конечно, знаете песню «Во поле березонька стояла». Чайковский отвёл ей почетное место в своей знаменитой Четвёртой симфонии. Скромная, простая песенка зазвучала в огромном оркестре на многих инструментах. Из глухого деревенского уголка переселилась она в шумные концертные залы, долетела до миллионов людей. Пётр Ильич написал немало пьес для детей. Вы, наверно, не раз их слышали, а может быть, играли и сами. Это очень коротенькие, иногда грустные, иногда весёлые пьески с простыми названиями: «Болезнь куклы», «Марш оловянных солдатиков», «Сладкая грёза». Больше всего на свете Чайковский заботился о том, чтобы музыку его понимали все. Для этого он старался писать возможно проще и искренней и изображать только то, что бывает в жизни. В этом — самая большая сила музыки Чайковского. Вот почему доходит она до каждого человеческого сердца, вот за что эту музыку так любил Ленин. И ещё одна забота была у Петра Ильича — это чтобы его музыку слушало больше людей и находило бы в ней утешение. Желание его сбылось. Его слушают миллионы людей. Его знает вся наша страна. Знает, любит и гордится им.

«Мурзилка» № 7-8 1940 год.

Пётр Ильич Чайковский

Пётр Ильич Чайковский

Сейчас на сайте 40 незарегистрированных гостей.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх