Коми-пермяки

Коми-пермяки живут на Западном Урале. Там, где — если смотреть по карте — сги­баются огромным коромыслом верховья реки Камы. Слова «Кама» и «коми» родственные. От­сюда и первая половника названия древнего народа. Вторая же половинка названия произошла от слова «парма». которое затем обернулось словом « Пермь». «Парма» по-коми-пермяцки — это лесистая возвышенность. Таких возвышенностей в здешнем краю много, да и самую безбрежную тайгу местный народ назы­вает так же.

Тайга-парма с её речками, ручьями, зелёными лугови­нами, пашенными нивками кормила и одевала коми-пермяков издавна. В благодарность за это люди дер­жались правила: не трогай ни одною дерева без надобности, не обижай зверей и птиц, в лесу не бранись, не шуми, попил воды из родника — не забудь покло­ниться, сказать спасибо.

Считалось, что за порядком в парме зорко следит лес­ной дух,таинственный охранитель — Вэрись. Он может рассердиться, строго наказать, но может и помочь. Лесных духов, по народным поверьям, было немало, среди них — старичок Пель, Это в угощение ему и себе придумали коми-пермяки пельмени. Пельмень, или, точнее, пельнянь. означает «Пелин хлеб». Вкусные пельмени сначала распространились по Зауралью, по Сибири, а потом и по всем другим местностям.

На крышах изб коми-пермяки любили ставить искусно вырезанные фигурки животных. Их забавный вид принимала деревянная посуда и даже плетённые из берёсты солонки. А яркие, как радуга, тканые по­яски и нынешние рукодельницы всё ещё украшают «звериными» узорами. Тут и оленьи рога, медвежья лапа, ястреб, сорочий следок и чей-то зоркий глаз... Лес, луг подарили коми-пермякам почти готовый музыкальный инструмент — пэляны. Срезанные в густых зарослях дягиля дудки связываются в одну этакую губную гармонику и задорно звучат, помогают весёлым людям плясать и петь. А плясать и петь коми-пермя­ки умеют. Особенно — их ребятишки, В коми-пермяц­ком крае сейчас много детских народных ансамблей, и один из лучших называется «Горадзуль». То есть «золотистый луговой цветок-купавка». В этом ансам­бле, да и во всех других, самых дальних, сельских, участвуют ребята постарше и совсем малыши. Они шлют свой улыбчивый привет каждому читателю жур­нала «Мурзилка». А привет по-коми-пермяцки: «Бур лун!»

Н. ОКОРОКОВА, Л. КУЗЬМИН

Коми-пермяцкая народная сказка

Чёрный пень

Поехал мужик зимой в лес по дрова. Нашел ёлку-сухару, давай рубить. Вдруг слышит: кто-то пыхтит сзади. Ог­лянулся мужик, а это вылезает из бер­логи сам Топтыгин, здешний медведь.

Вылезает он, ото сна отряхивается, говорит;

—  У-ух! Есть хочу! Сейчас, мужик, задеру твою лошадь.

Мужик туда-сюда, не знает, что де­лать. Наконец немножко опомнился, стал просить:

—  Миленьким Топтыгин! Батюшка Михайло Иваныч! Ты задерёшь мою лошадёнку, а у меня ведь на возу дро­ва. Мне этот воз потом не доставить до­мой... Так будь ласковым, разреши сна­чала мне в деревню съездить, дрова там выгрузить, перед моей старухой хозяйкой отчитаться, а затем уж я с ло­шадёнкой-то прямо к тебе и вернусь.

Послушал медведь, почесал за ухом, сказал:

—  Ну что ж... Дрова мне ни к чему. Поезжай, увози их. Но помни: если не вернёшься, нагряну ночью в деревню, и не будет тогда ни лошади твоей, им хозяйки, ни тебя самого.

Погнал мужик лошадь с возом в де­ревню. Вывалил дрова у крыльца, вбе­гает в избу, говорит хозяйке — так, мол, и так!

Хозяйка в страхе чуть на пол не села, руками машет:

—  Езжай, гони обратно! Пускай мед­ведь забирает лошадь, только бы не тронул нас!

И поехал мужик обратно в лес, а навстречу ему лиса, рыжая хитрюга:

—  Что, мужичок, такой печальный? Что стряслось?

Мужик и лисе объясняет — так, мол, оно и так, такая у меня беда-незадача

А лиса говорит:

—  Бери меня с собой. Я тебя и твою лошадь выручу. Только за всё за это обещай мне потом выдать хорошее вознаграждение.

Мужик обрадовался, мужику без ло­шади ни дня, ни часа нельзя, он лисе ки­вает:

—  Обещаю! Конечно, обещаю!

И вот оно, то место, где мужик рубил сухую ёлку. Лиса из саней выскакивает, мужика учит:

—  Я спрячусь в кустах, а ты жди мед­ведя. Как только он из берлоги выле­зет, я подам голос. Медведь спросит: «Кто это?», а ты отвечай: «Охотник-медвежатник!» Всё понял теперь?

—  Понял,  понял... — говорит мужик и озирается, ждёт медведя.

Топтыга не медлит лишка, он тут как тут.

—  Молодец! — хвалит мужика.— Молодец, что меня не ослушался.

Мужик кланяется, поддакивает:

—  Как можно тебя, Михайло Иваныч, ослушаться! Как можно! Мы завсегда тебе служить готовы.

Медведь на дыбки встает, лапу об лапу потирает, глядит на лошадь:

—  Сейчас подзакусим!

А лиса в кустах натужила голос, каш­лянула громким басом:

—  Кха-кха! Kxа-Кха!

Медведь вздрогнул:

—  Ой, кто это?

Мужик отвечает:

—  Это лазает по кустам, по сугробам охотник-медвежатник. Наверное, тебя ищет.

А лиса из кустов добавляет страха. Она прежним басом  мужику кричит:

– Ты чего там, мужик, делаешь? И что это такое с тобой рядом? Всё чёр­ное, все кряжистое да разлапистое? Уж не сам ли разбойник Михайло? А ну, в сторону отойди — я из ружья бабахну!

Медведь тек и замер, так и присел. Медведь мужику шепчет:

—  Ой, не говори, что я — это я! Ой, не говори... Ответь: «Это всего-навсего чёрный, обгорелый пень!»

И мужик отвечает в сторону кустов:

—  Это — пень! Это всего-навсего су­хой, чёрный, обгорелый пень!

А лиса вновь:

—  Так забирай его к себе в сани! Ве­зи домой на растопку. Да привяжи пок­репче, чтобы по дороге не выпал!

И медведь снова шепчет:

—  Ой, так и делай... Ой, в сани меня укладывай... Надо нам с этим охотни­ком скорей расстаться!

Мужик руками разводит:

—  Да не поднять мне тебя... Даже не стронуть с места... Ты вон какой груз­ный!

—  А я сам взвалюсь...— торопится медведь.— Я сам... Ты только делай вид, что кладёшь меня в сани.

—  И повалился медведь в сани сам да ещё и попросил:

—  Не забудь меня опутать верёвкой, а то охотник не поверит.

Такую просьбу мужик выполнил то­же. Так выполнил, что медведю под узлами, под веревкой ни охнуть, ни вздохнуть. А тут и лиса из кустов выско­чила.

Выскочила, уселась прямо на медве­дя, кричит:

—   Поехали!

Кричит, веселится:

—  Поехали, мужик, к тебе домой за моим заслуженным вознаграждением!

И вот — едут. Мужик тоже на медве­де пристроился бочком, лисе на радо­стях чуть ли не подпевает:

—  Не обижу я тебя, кума-лиса, не обижу! Разделаем дома нашу добы­чу, и я тебе вмиг отвалю медвежьего мясца-то целый кус! Да ещё и отвешу шмат сала медвежьего!

Э-э...— говорит лиса.— Хитрень­кий! Словчить надумал. Нет уж, ты за­бирай себе шкуру, хозяйке своей шубу сошьёшь, а мясо и сало отдай мне всё! Но мужик заартачился напрочь, му­жик стоит на своём:

—  Не жадничай, кума! Получишь кус да шмат!

Лиса не уступает:

—  Сам не будь скрягой. Всё мне от­давай!

И до того они расшумелись, до того разгорячились, что забыли: медведь-то под ними живёхонек-жив. Он лишь ста­рою верёвкой пока ещё только опутан, а они его делят, спорят.

Лиса кричит:

— Мне всё! Мне всё! Мне всё!

Мужик лису перекрикивает:

—  Кус да шмат! Кус да шмат! Кус да шмат!

С криком, шумом и к деревне подъезжать стали. А там бегали два больших пса — Бутуз и Хват.

Заслышали они мужиково: «Кус да шмат!», подумали, что это он их по кличкам к себе подзывает: «Бутуз да Хват! Бутуз да Хват!» — и бросились с гулким лаем в сторону саней.

И тут медведь страху такого больше не выдержал, упёрся в санное дно, нап­рягся, верёвка лопнула — и все смеша­лось!

Мужик полетел кубарем в сугроб, медведь припустил ходом к лесу, ры­жая лиса за ним, следом — собаки, ло­шадёнка с пустыми санями помчалась галопом к дому.

А мужик вылезает из сугроба, отря­хивается,   чешет   в  досаде затылок:

— Вот тебе и мясо! Вот тебе и сало! Никто и не поверит, что оно у меня в санях побывало... А хозяйке моей луч­ше об этом даже не рассказывать! Об­зовёт балаболкой, ротозеем, да ещё, глядишь, вослед за собаками заново в лес пошлёт.

По записям и обработкам В. КЛИМОВА пересказал Л. КУЗЬМИН

Рис. В. ЧАПЛИ

Коми-пермяки

Коми-пермяцкая народная сказка "Чёрный пень"

Коми-пермяцкая народная сказка "Чёрный пень"

Коми-пермяцкая народная сказка "Чёрный пень"

СПОФДО

Сейчас на сайте 52 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх