Кошки в лесу

Кошки в лесу. Евгений РыссВо всех домах нашей деревни жили кошки. У Лёшиных кошку звали Анфиса. Она была рыжая, маленькая. Любила лежать на окне.  Дяди Коли был большой кот Вася. Он целым днями сидел на печи, важный, хмурый и, если тронешь его, смотрел так недовольно, что хотелось извиниться за беспокойство. У бабушки Морозовой была очень ласковая кошка Маруська. Степановский кот Мурлыка давно уже враждовал с котом Бузиных – Мышеловом. Каждую весну у них происходили жестокие драки. В этих драках Мурлыка потерял кусок уха и кончик хвоста, а Мышелов окривел. Нашу кошку звали Мурочка. Она была маленькая, серая и больше всего любила умываться. Вымоется дочиста, выйдет на улицу, покрасуется, вернётся и снова моется.

Деревня наша была занята немцами. Немцы расселились во всех домах, а у дяди Коли жил сам немецкий лейтенант Шанцов. Он считал себя очень важным человеком.

Однажды вернулся лейтенант домой поздно вечером, а Вася как раз в это время решил пойти погулять. Встретились они в тёмных сенях. Лейтенант наступил Васе на хвост, и Вася резко рванулся из-под ноги.

– Ай! – закричал лейтенант.

– У-а-а! – ответил Вася, прыгнул на сундук и свалил ведро. Ведро ударило лейтенанта по ногам. Лейтенант подскочил и заорал по-немецки:

– На помощь!

Вася испугался ещё больше и в отчаянии заорал по-кошачьи:

– Помогите!

Получилась полная суматоха.

– Сюда! – кричал Шанцов. – ко мне!

– Ми-а-у! – визжал кот. – У-а-а-а!

И оба метались, в темноте опрокидывая кадки, горшки и вёдра.

Наконец дрожащий лейтенант ворвался в избу и трясущимися руками стал запирать изнутри дверь. Кое-как его успокоили, обыскали сени и обнаружили, что суматоху поднял Вася. Лейтенант, увидя кота, принял опять гордый вид, но все уже знали, какой он отчаянный трус.

На следующий день Шансов приказал денщику, здоровенному верзиле, застрелить кота. Денщик взял винтовку и вышел во двор. Васька сидел на колодце. Его грело солнышко, и он дремал, лениво поглядывая вокруг. Денщик вскинул винтовку и прицелился.

– Вася! – закричал я из-за угла сарая. – Беги, Васенька!

Кот сонно посмотрел на меня. Он был почтенный кот и знал, что не заслужил наказания. Выскочить из-за сарая я боялся. Раздался выстрел, и пушистое тело бессильно упало на землю.

Немцы объявили кошкам войну. В кошек стреляли на улицах и в домах. Ни них охотились, как на зверей. Если под рукой не было ружья, в них кидали тяжёлой вещью или старались затоптать ногами.

Кошки стали прятаться в погребах, забиваться за печи и под кровати. Если ночью раздавался выстрел и громкая ругань, мы уже все знали, что кому-нибудь из немцев подвернулась рыжая Анфиса или одноухий Мурлыка.

Скоро кошки совсем исчезли из деревни. Мы с товарищем облазили все погреба и чердаки, все амбарчики и задворки. Кошек нигде не было. Вечером я спросил у деда:

– Дедушка, а куда кошки девались?

Дед сидел у стола и при тусклом свете коптилки подшивал старый валенок. Он усмехнулся в усы и сказал:

– В лес ушли.

– Как это в лес?

– Очень просто. Было у них собрание. Маруся выставила с докладом, что, мол, жить нельзя: немцы проходу не дают. Потом Мурлыка сказал, что с немцами стоящее животное дела иметь не станет. Проголосовали и решили в лес уходить. Ночью собрались, каждый взял сундучок с вещами, и пошли друг за дружкой, задрав хвосты. Ну, в лесу, конечно, полянку выбрали, построили кошачий город и живут свободно, немцам не кланяются.

Я внимательно посмотрел на деда, но по лицу его никогда нельзя было понять, шутит он или говорит серьёзно.

Осенью все мы ушли в овраг, вырыли землянки и стали в них жить. Немцы совсем озверели, так что в деревне оставаться было нельзя.

Дед не позволял мне уходить из оврага. Но однажды он заснул; я решил, что беды не будет, если я пойду наберу ягод. В лесу я увидел дупло старой ивы. Заглянул в него, а там Маруська, кошка бабушки Морозовой, лежит, и около неё копошатся три котёнка.

– Маруся! – обрадовался я. – Здравствуй. Маруся!

Она на меня посмотрела сердитым глазом, но когда я почесал ей за ухом, замурлыкала. Узнала всё-таки!

Пришёл я в землянку и рассказал деду про свою встречу.

– Вот видишь, – сказал дед, – значит, кошачий город недалеко.

Ночью я побывал в этом городе. Когда все заснули, я вышел из оврага и чуть приметной тропинкой дошёл до полянки. Вокруг росли деревья, и в каждом было по дуплу. Взошла луна, стало светло. Из дупла берёзы выскочил Мурлыка, вышел  на середину поляны и сел.
– Ми-ау, – сказал он, – уа-а!

Я понял: это значит – собирайтесь сюда.

С ветвей старой ивы спрыгнул Мышелов. Анфиса вышла из дупла дуба. Маруська, ведя за собой трёх котят, неторопливо прошла по траве. Наша Мурочка, чисто умытая, и много ещё котов и кошек вышли на полянку и уселись вокруг Мурлыки.
– Какие новости? – спросила Анфиса.

– Хорошие, – ответил Мурлыка. – Птицы рассказывают, что немцев бьют. Они совсем не такие важные. Они просто удирают во все лопатки. Ласточки думают, что на днях они и от нас убегут.

– Скорее бы, – сказала Маруська. – Мне тяжело с тремя детьми. Им в дупле холодно, и питание не очень хорошее.
В это время в воздухе раздался свист, и недалеко ухнул снаряд.

– Лучше не спать, – сказал Мурлыка.

Я открыл глаза. Дед тряс меня за плечо.

– Лучше не спать, – сказал он. – А то неровен час – ударит в землянку.

Я лежал в землянке на топчане. Снаряды рвались за оврагом. Оказывается, кошачий город только приснился мне.

Несколько дней мы почти не выходили из землянки. Над оврагом свистели снаряды. Иногда мы слышали вдали грохот и рёв танков. Потом снаряды перестали свистеть. В овраг забрёл красноармеец и сказал, увидя землянки:

– Ба, да тут целый город! Идите домой, товарищи, отвоевали вашу деревню.

Мы собрали вещи и пошли домой. Нашей деревни не было. Немцы сожгли её. Не осталось ни одного дома. Только печи сохранились от огня.

Мы ходили по развалинам и не знали, за что взяться, с чего начать жить. Потом дед набрал хворосту, развёл в печи огонь и сварил суп. Он сберёг немного картошки. Мы поели, сидя на камнях, которые когда-то были нашим крыльцом. Обернувшись, я увидел, что на тёплой печи сидит наша Мурочка, умывается и урчит от удовольствия. Дед погладил её, и она заурчала ещё громче.

- Вот и Мурка вернулась! – сказал дед. – Значит, ничего. Отстроимся и снова жить будем.

Кошки в лесу. Евгений Рысс

Кошки в лесу. Евгений Рысс

Кошки в лесу. Евгений Рысс

Кошки в лесу. Евгений Рысс

Сейчас на сайте 51 незарегистрированный гость.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх