Зоопарк в дни войны

 

Н. Надеждина

Зоопарк в дни войны. Н. Надеждина.Шанго – пожарный

О том, как надо тушить зажигательные бомбы, писали в листовках, и в газетах, и в журналах. Но слон, как ты знаешь, читать не может. Никто слона Шанго правилам пожарной охраны не обучал. И всё-таки он прославился как пожарный на весь зоопарк.

Вот как было дело.

В ту ночь фашисты сбросили на зоопарк много зажигательных бомб.

Всю ночь работники зоопарка были на ногах: кто тушил пожар, кто охранял и успокаивал животных. Хлопотливее всего было тем, кто дежурил возле обезьянника. Оказалось что из всех зверей зоопарка самые отъявленные трусы – это обезьяны.

Что с ними делалось во время бомбёжки! Они, как полоумные,  метались по клетке. Повиснут гроздью на решётке, толкают друг друга. Иная сорвётся, упадёт на пол и сейчас же снова карабкается на решётку.

Здорово струсил и страус. Рванулся бежать, позабыв, что он в огороженном загоне, и с размаху ударился грудью о решётку. Но в зоопарке есть для животных своя скорая помощь. Тут же к пострадавшему страусу пришёл врач.

Что касается хищников – они во время воздушной тревоги держались с достоинство. Белый медведь так же мерно взад и вперёд шагал по своей клетке. Может, он и волновался, но виду не подавал.

А храбрей всего показали себя слоны – Шанго и Манька. Когда на их участок упала зажигательная бомба, они набрали в хоботы воды и окатили её струёй, как из брандспойта.

В Индии в тропических лесах, где живут дикие слоны, часто случаются лесные пожары. И стадо слонов смело прокладывает себе путь сквозь огонь. Могучие животные хоботами ломают загоревшиеся ветки деревьев, топчут ногами дымящуюся траву.

В крови у индийского слона – не бояться огня. И Шанго, И Манка не посрамили своего славного рода.

Как тигр эвакуировалсяЗоопарк в дни войны. Н. Надеждина.

А тигр эвакуировался. Эвакуировали и других животных.

Отправили их водным путём. Плыла по реке баржа. А на ней самое удивительное общество: тигры, антилопы, медведи, лисицы, попугаи. Все в клетках, кроме одного четвероногого путешественника – слона. Он стоял на палубе, прикованный за ногу цепью к столбу. Взрослый слон весит четыре тонны. Подумай сам: что бы случилось, если бы такой 250-пудовый пассажир вздумал подойти к краю палубы? Он бы перевернул баржу и всех бы потопил. Вот его и приковали, чтоб не разгуливал.

На пристанях во время остановок собиралось много ребят. А когда баржа со зверями снова трогалась в путь, ребята с берега махали шапками и кричали вслед:

– Лев, до свидания! Слон, до свидания! Счастливо доехать!

Гибель Володи

Белый медведь холода не боится. Но бегемот, африканец родом, на морозе жить не может. И жираф не может. И попугаи, и обезьяны – все тропические животные. Для них холод – это смерть.

Работники зоопарка сумели сберечь тропических животных в трудную военную зиму 1941/42 года. Доценты и профессора на время отложили свои книги, взяли пилы и топоры и стали вместе с рабочими заготовлять дрова. И в трескучие морозы в помещении у тропических животных было тепло.

Но вот однажды снова завыла над зоопарком сирена воздушной тревоги. А потом грянул взрыв. Брызгами вылетели все стёкла в попугайнике.

И ночью на морозе, в темноте, работники зоопарка забивали фанерами окна. Сняли со своих постелей одеяла – утепляли ими. Никто из попугаев не замёрз.

Погиб только один молуккский какаду «Володя». Помните его, ребята? Он косил на посетителей чёрным, блестящим, круглым, как бусинка, глазом и кричал: «Во-олодя… Во-олодя…» Но погиб Володя не от холода, а от раны. Его ранило осколком. Через два дня какаду скончался.

Переезд бегемота

Все вы знаете стихи Чуковского:

Ох, нелёгкая это работа –

Из болота тащить бегемота…

Зоопарк в дни войны. Н. Надеждина.Зоопарковцы шутят, что это написано про весенний переезд их бегемота. Когда приходило время переводить животное из зимних помещений в летние, самым трудным был переезд бегемота.

Вот как переезжал бегемот до войны. Сажали его в клетку. Чтоб поднять клетку на грузовик, нужно было пятьдесят рабочих: сто двадцать пудов весит бегемот – не шутка! Опасно было ехать такой тяжёлой машине по дорожкам зоопарка. Там в иных местах под дорожками проходят подземные реки. Не выдержит земля – грузовик с бегемотом провалится. И приходилось ехать в объезд, кругом, по мощёной улице. Выезжал бегемот утром, прибывал на новоселье вечером.

А теперь в зоопарке стало меньше работников. Многие ушли на фронт. Некому и некогда было целый день возиться в перевозкою. И подумали: «А нельзя ли попроще? Время военное. Ничего, пойдёт бегемот и пешком. Не всё на машинах ездить».

По краям аллейки, ведущей из зимнего помещения в летнее, поставили скамейки. За этим барьером из скамеек встали сотрудники зоопарка.

И вот дверь зимнего помещения распахнулась. На дорожку, тяжело ступая, вышел бегемот. За ним шёл заместитель директора зоопарка профессор Петряев. В руках у него был всего-навсего хлыстик. Он подгонял бегемота, как гнал бы свиней пастух.

Так бегемот пешком притопал на новоселье. Долго ли продолжалось путешествие? – Всего пятнадцать минут!

Четвероногие артисты

Для морского льва недаром в пруду рыбу ловят. Он её честно заслужил. Лёвочка – артист. Вместе с собакой Чинкой и учёной лисицей он выступает на сцене перед посетителями зоопарка.

Обычно зверей дрессируют молодыми. Но опытный дрессировщик Николай Петрович Волков выучил восьмилетнего Лёвочку искусно ловить носом брошенный ему мяч. Поймает Лёва мяч и осторожно поворачивает голову, чтоб не уронить его.

Но особенно интересует ребят собака-математик Чинка. Подумать только: она решает задачи на все четыре действия! Дрессировщик раскладывает по сцене большие квадраты картона, на которых крупно написаны цифры.

– Пусть решит на вычитание! – кричат ребята. – Чинка, сколько будет вычесть из пяти три?

И Чинка, побегав по сцене, подаёт дрессировщику квадрат с цифрой 2.

Ещё не было случая, чтоб Чинка ошиблась. Но в чём секрет, я не могу рассказать. Иначе Николай Петрович очень бы на меня рассердился.

Чинка, Лёвочка и лисица выступают только у себя дома, в зоопарке. Но есть и выездные артисты. Вечером можно видеть, как по московской улице рядом с красивой рослой лошадью трусит маленький ушастый ослик. Это со спектакля Большого театра возвращаются домой Эмир и Шалунья. И не явись они в театр, балет «Дон Кихот» пришлось бы отменить. Ведь артист, который играет роль Дон Кихота, должен выезжать на сцену на живой лошади, а Санчо Пансо – на настоящем осле.

Значит, без Эмира и Шалуньи не обойтись.

Зоопарк в дни войны. Н. Надеждина.

Н. Надеждина. Зоопарк в военные дни

Н. Надеждина. Зоопарк в военные дни

Сейчас на сайте 61 незарегистрированный гость.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх