Как Пера-богатырь лешего одолел

Наша страна Коми большая и вся лесами скрыта. Леса глухие, тёмные, стеной стоят. А зверя да птицы а лесах – тьма-тьмущая, не сосчитать.

С давних пор жили в тех местах люди. Хлеб не сеяли, коров не заводили. Лесованьем жили. Кто на что охотился – один на медведя, другие на тетерева и рябчика, кто лося или белку промыш­лял, кто – уток.

Болот тоже хватало.

И была там когда-некогда за Гайной-селом Лупья-деревня. Затерялась она среди болот и лесов. Зимой кое-как ещё доедешь, летом по речке добе­рёшься, а в другое время болота не пустят.

Вот в этой-то деревне и жил парень, Пера его звали. Жил небогато, попросту сказать, бедно. Дом у него пустой, а ему и горя мало. Где стоит, там у него и дом: разведёт костёр-нодью *, нало­мает пихтовых веток, уляжется, и ни­чего ему больше не надо. Целыми днями бродил он в лесу, в такую глушь заходил, куда нога человеческая не сту­пала. И ни одному зверю от него не убе­жать. Лыжи у Перы трёхсажённые, каж­дая лыжа из цельного ствола ели выре­зана. За спиной у него лук со стрелами. Есть такое дерево, тусяпу зовётся, по-другому – можжевельник, – так Пера его замочит в воде и в дугу согнёт, а те­тиву из оленьих и лосиных сухожилий сделает. Без промаха бьёт такой лук. Да сколько с охоты ни принесёт Пера, всё раздаст.

Про Перу много чего рассказывают.

Как-то раз задумал один мужик лупьяновский дом себе строить и сосе­дей позвал — помочь брёвна возить. Поехали помочане в лес. И Пера с ними. Нарубили бревна, назад едут, полные возы везут. А у Перы — то ли лошадён­ка чахлая была, то ли брёвна слишком тяжёлые, – только воз ни туда ни сюда.

– Ну и лошадь у тебя! Кошка и то сильнее! – смеются мужики. – Да ты её хлестни разок!

Рассердился Пера. От гнева потемнел в лице. А хлестать лошадь не стал – пожалел. Подумал он? подумал – и давай распрягать лошадёнку. Мужики смотрят, посмеиваются. А Пера ухватился за оглоб­ли и одним махом выта­щил воз на дорогу.

Помочане только рука­ми разводят: «Ну и бога­тырь!»

А Пера и вправду был богатырь.


Насмешки над собой не прощал, а где люди в бе­де, там он первый помощник, всему народу защитник.

Вот, говорят, что было.

Облюбовал себе лешак парму, лес­ном пригорок, что возле Лупьян-деревни.

Дом себе поставил, а дом-то у него не как у людей, о трёх углах. Всем лес­ным зверьём распоряжаться стал, все лесные жители у него под началом ходили. А больше всего любил лешак покуражиться над людьми.

Охотника с дороги сбить для него первое удовольствие. Ходит, кружит охотник — нет нигде дороги, ну словно украл её кто. А это леший украл.

А то налетит на встречного человека, подхватит и унесёт к себе в дом – пусть поработает на него, лешака.

Уж как его народ ублажал! Со всей деревни, бывало, сбор сделают, –кто пирог с окунем даст, кто яйца, кто шаньги вынесет, кто ещё что, – и, как солнце зайдёт, отнесут всё в лес. На осиновый пень положат и прокричат три раза:

– Покушай, Висел! (Это лешака так звали.) Ешь на здоровье, только нас не трогай!

А лешему что?! Придёт, съест и опять за свои забавы примется.

Думали, думали люди, как им от ле­шака избавиться, и надумали: надо идти к Пере-богатырю, просить у него по­мощи.

Мрачнее, чем Кама-река в непогоду, стал Пера-богатырь. Взял лук со стре­лами, привязал покрепче свои трёхсаженные лыжи и пошёл в лес. Сразить­ся с лешаком решил.

Соседи говорят:

– Ты только по его дороге не ходи. Не прощает он того, кто по его дороге


ходит.

– И огонь возле его дороги не раз­води. Не дозволяет он этого.


Пера всех их слушает, а своё думает: «Если дорогу лешака стороной обхо­дить, так как я с ним встречусь?»

И прямо свернул на дорогу Висела-лешака. Развёл костёр–нодью и улёгся рядом.

Лежит, ждёт, что будет.

Только солнце за лесом скрылось, задул север-ветер, рвёт с деревьев листву, гнёт стволы к земле. Тут и сам Висел-лешак появился – ростом с вы­сокую сосну, лицо что колесо от телеги, бровей нет.

– Уходи с моей дороги! – кричит страшным голосом.

– Никуда я не уйду! – кричит Пера-богатырь. – Мне и здесь неплохо. Не мешай мне, я спать хочу.

– Не уйдешь добром, будем тогда силой мериться. Ты меня осилишь — твоя дорога, ты на ней хозяин. Я осилю тебя – за мной дорога останется, и уж не ступать тебе больше по этой дороге.

–       Что ж, я согласен, – говорит Пера.

Выдернул лешак молодую берёзку, обломал с двух концов.

– Вот, – говорит, – на этой дубинке давай будем силу нашу мерить.

Уселись они друг против друга, взя­лись каждый за свой конец и давай тянуть, каждый в свою сторону, – кто ко­го перетянет.

Пера хоть и богатырь, а лешак, конеч­но, посильнее был.

Зато Пера – похитрее. Он свой поясной ремешок за пень зацепил.

Лешак тянет, тянет, а перетянуть Пе­ру не может.

Уж и пень стал трещать, а Пера – держится.

Леший услышал треск и спрашивает:

– Что это у тебя, Пера, трещит? Мо­жет, косточки твои похрустывают?

– Де нет, это сила в меня входит, меня распирает.

Испугался лешак.

– Да, видать, силён ты, Пера, не одо­леть мне тебя. Ходи по моей дороге сколько хочешь, и зверьё, и птица пусть твои будут. А сейчас давай спать. При­томился я что-то.

– Спать так спать, – говорит Пера.

– Только ведь я сплю так, что от мо­его храпа земля дрожит, чёрный лес шатается, а из ноздрей искры сыплют­ся. Не побоишься меня?

– А чего мне бояться? – говорит Пера. – Я как дубовая чурка сплю, меня хоть буди, хоть не буди, – ничего не слышу, с бока на бок не повернусь.

Ну, подбросили они ещё веток в кос­тёр и улеглись по обе стороны огня.

Уснул лешак. И верно, от его храпа искры сыплются, деревья качаются. А Пера не спит. Встал он, разыскал кряж побольше и положил на то место, где сам лежал, а сверху свой тулуп ме­ховой накинул. Потом отошёл от огня и спрятался за деревом. Лук и стрелы на­готове держит.

Недолго спал лешак. Открыл он один глаз, другой, видит, лежит-спит Пера, тулупом с головой покрылся. Окликнул его лешак – не отвечает.

«Верно ведь, как чурка спит».

Тогда встал лешак, взял своё копьё и в огонь сунул. И когда раскалилось оно докрасна, размахнулся и вонзил своё копьё в деревянную колоду.

– Получай, – говорит. – Больше по моей дороге не пойдёшь!

– Пойду, – отозвался спустил стрелу прямо в грудь лешему.

Зашатался леший, закричал, завыл и бросился бежать.

И уж так далеко убежал, что никто его никогда не видел.

И дорога его в лесу стала свободная.

И людей он больше не тревожил

Да и другие лешие стали людей осте­регаться.

Коми народная сказка. Как Пера-богатырь лешего одолел

Коми народная сказка. Как Пера-богатырь лешего одолел

Коми народная сказка. Как Пера-богатырь лешего одолел

Коми народная сказка. Как Пера-богатырь лешего одолел

Сейчас на сайте 54 незарегистрированных гостя.

Сайт создан при финансовой поддержке Федерального агентства по печати и массовым коммуникациям

наверх